Шпулечник

Размер шрифта: - +

IV

IV

 

            – Тань, – за завтраком сказал отец, – мы же сегодня ночью чуть неуловимых братьев Орешниковых не поймали.

            – Вить, – мать сосредоточенно делила холодное, сваренное из остатков ухи с желатином и обжаренной на сале морковки. Холодного получилось много, в основном за счет морковки, – не глуми ты мне голову, а то еще поделю не так. Холодного должно до конца недели хватить, а твоих Орешниковых, если они вообще есть, – прищурившись, посмотрела на отца, – никто не ловит, потому, что они даром никому не нужны.

            – Да что ты говоришь? – отец от огорчения одним махом выпростал стакан горячего чая. – Что значит, не нужны? Опасные преступники, угроза обществу, и не нужны? Асоциальные элементы, чуждые нашему быту и ставшие на скользкую стезю преступления, и не нужны?

            – У нас полсемьи таких и что?

            – Каждый гражданин должен их ловить, либо, – поучительно воздел палец и сверкнул лысиной, – содействовать их поимке компетентными органами.

            – Вить, будешь так пить – скоро начнешь не только Орешниковых, но и чертей ловить.

            – Черти антинаучны, – солидно возразил отец.

            – Если антинаучны, почему тогда алкоголики во время белой горячки чертей ловят?

            – Из-за низкого уровня общей культуры. Культурные алкоголики чертей не ловят…

            – Культурные алкоголики ловят братьев Орешниковых, – закончила мать.

            Димка, строчащий в записную книжку новые слова, захихикал, но осекся под тяжелым взглядом отца.

            – Не смешно, младшОй, – отец обвел всех внимательным взглядом. – Преступление не должно остаться безнаказанным. Как говорил Глеб Жеглов Володе Шапапову: Вор должен сидеть в тюрьме.

            – Какой преступление, Вить? Что ты мелешь языком, как трухлявая мельница?

            – Я из-за них зуба лишился, – ткнул пальцем в свой ощерившийся рот. – Зуба! А мог и жизнь потерять!

            – Вить, ты совсем ку-ку? – покрутила пальцем у виска Димки. – Тебе Катька повариха зуб выбила, за то, что перец из столовой воровал.

            – Ты ничего не знаешь, женщина! Рассуждаешь тут, как умная Эльза, а на самом деле, Катька действовала по указанию братьев Орешниковых, как Каплан стреляла в Ленина по указанию эсеров.

            – Вить, тебе лечиться надо. Надумал тоже, с Лениным себя сравнить. Долго думал? Ленин он того, он вождь, – развела руками.

            – Я тоже вождь, я совхозом руковожу! – потрясал над головой сжатыми кулаками отец. – Это не хухры-мухры.

            – Хватит тут заливать, а то я из-за тебя на работу опоздаю. Ешьте скорее.

            – Не опоздаешь, я тебя подвезу.

            – Хотелось бы по улице пройтись. Вдруг кто-то кошелек потерял.

            – Толковая идея, – кивнул отец. – Вдруг и правда какую безделицу найдешь.

            – А что за Орешниковых вы чуть не поймали? – сменила гнев на милость мать.

            – Пыка и Мыка, ворованный комбикорм Капитану продали, а мы их застукали и скрутили.

            – Известные ворюги, – поморщилась мать. – Но с чего ты взял, что они братья Орешниковы? Они же тут всю жизнь жили.

            – Мне сначала показалось, – слегка смутился отец, – в темноте, что они в масках, как Фантомасы.



Влад Ааронович Костромин

Отредактировано: 25.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться