Схрон. Дневник выживальщика. Книга 2

Размер шрифта: - +

Глава 34

Ржавые щипцы ухватили раскаленный кусок стали. Я отчетливо разглядел пробегающие багровые всполохи, яростный жар дохнул в лицо. Еще бы, ведь эта горячая хуйня в трех сантиметрах от моего носа! Щербатый кузнец вставил пылающую заготовку в отверстие между створками ошейника и звонким ударом кувалды расплющил ее. Затем ловко склепал звено цепи толщиной с палец.

Рядом ту же процедуру проделали с Вованом. Только цепь и ошейник в два раза толще. Мат летит по всей деревне. За предыдущий день десантник малость оклемался. Я поведал ему о Марате с его планом и велел держаться тихо. Не знаю, насколько Вове удастся обуздать свою ярость, да и мне тоже. Цепь резко натянулась. Нас поставили на ноги.

– Ну чаво, псы? – засмеялся Деревяшка. – Нравицца? 

Он в окружении вооруженных бойцов. Я увидел, как напряглись бицепсы Вована, готовые к броску.

– Спокойно, у нас еще будет время, – шепнул я.

– Скоро вы умрете на Арене, проходимцы! – продолжил насмехаться ублюдок. – А пока, будете работать! Отрабатывать пайку! Поняли?!

Нас повели на другой конец поселка. Да, забыл сказать, руки тоже скованы гребанными кандалами. Так что ни о каком побеге и мечтать не стоит. С килограммами железа особо не разгонишься. Остается только положиться на татарина. Но меня опять начали терзать смутные сомнения. От всех этих событий моя паранойя усилилась в разы. По сути, кто он такой? Ни друг, ни брат. Так, бухали вместе. По большому счету, причин доверять ему – нет никаких. Мои размышления неожиданно прервались, ноздри защипало от мерзкой вони.

Свинарник, блин! В большом загоне бодро носятся десятки жирных свиней, а также поросята поменьше. Цепи с помощью висячего замка закрепили на стену прилегающего хлева. Выдали лопаты. Я печально посмотрел на свои тактические боты. 

Походу, им пиздец. Сменную обувь никто тут, естественно, не выдаст.

– Убирайте, дерьмо, скоты! – крикнул Деревяшка. – К вечеру проверю!

Оставив парочку бородатых охранников, ушлепок свалил. Блять, как же мне хочется долго, не спеша, пиздошить его тяжелым предметом! Только надежда на этот долгожданный миг придает мне сил во стократ.  

– Вперед, нехристи… – пробурчал мужик с похмельным лицом, взводя оба курка двустволки.

Второй охранник отворил створку, впуская в загон.

***

Совсем не так представлял свою жизнь, когда решил стать выживальщиком. Зачем запасал тысячи патронов, тонны припасов? Зачем покупал дорогую снарягу? Чтобы не быть в самом низу социальной иерархии после Большого Пиздеца. Чтобы не стать рабом у тех, кто сильнее и лучше вооружен. Казалось, я все предусмотрел, кроме вот этой блядской херни. Отпихнув лезущего под ноги свина, зачерпнул лопатой хлюпающую смердящую жижу и закинул в тележку. Нет, я не смирился. Буду копить ярость и злость, чтобы в нужный момент вырваться на свободу.

Когда телега доверху наполнилась гавном, мы взялись за ручки и подкатили к воротам в ограде. Охранники, весело покуривающие снаружи, тут же похватали ружья. Прибежали еще два пацана и потащили вонючий груз. Можно теперь немного передохнуть, пока они разгружают.

– Эй, слы, курехой угости, епт! – попросил Вован, облокотившись на заборчик.

– Покурить захотел? На! – Охранник поправил шапку, сплюнул окурок в грязный снег и растоптал сапогом. – Работай, паскуда!

– Ах ты, ска! – дернулся десантура.

– Давай, попрыгай мне тут, псина, – сплюнул мужичок. – Ищчо плетью угостим, коли не хватило!

– Уймись, мы же договорились! – Я вернул в чувство Вована.

– Ну, чаво вылупился? Чаво шары таращишь? – заволновались охранники.

Вован мрачно поглядел на них исподлобья.

– Запоминаю, хуле, – процедил он.

Пацанчик примчался с пустой телегой, и мы продолжили свою грязную работу. Я выскребаю лопатой обосранные доски, стараясь не сблевать. А Валера сидит, наверно, в своем бункере, самогон с тушняком наворачивает, на приставке режется. Забыл про своих товарищей. Бля… Надо успокоиться, Санек, думать о чем-нибудь приятном… Я принялся думать, как убиваю этих ублюдков. Особенно Деревяшку. О, как будет страдать эта тварь. Будет молить о легкой смерти!

– Слы, братка, а чо нащщет хавчика слыхать? – Вован прервал полет моих кровавых фантазий.

Утром, когда его притащили в камеру, я поделился через окошко своей едой. Но с тех пор прошло много часов.

– Не знаю, – хмуро ответил я. – У самого желудок сводит.

– Во-во, нахуй… мож, это… наебнем поросенка вон того?

– Ты что сдурел? Сырым его есть будешь?

– А чо такого, ебт? Я живьем бы сожрал нахой! Эти пидары отвернулись, не заметят, хуле.

– Вован, посмотри, мы по уши в дерьме. Давай не будем добавлять новых проблем?

– Ладно, пох, чо. – Он вывалил содержимое лопаты и облокотился на черенок. – Увидишь, скажи корефану своему, чтоб питание оформил. Ебал я в рот, с пустым брюхом ишачить!

– Потише, Вова, не спали тему!

– Да чо, я ж так чисто… вот ща бы картошечки горячей, с лучком нах! Да шашлык, епт, чтоб жир с него аж капал! И двести грамм с морозца под это дело ебануть!

От описаний Вована живот скрутило с особой силой, а слюна чуть водопадом не хлынула изо рта. Я ничего не ответил, только с остервенением принялся махать лопатой. Да тут этого дерьма столько, что можно самосвалами вывозить. Чем интересно их так кормят? Может попросить, когда Марат придет к власти, пару хрюшек на разведение? Сделать им загончик в пещере. Это ж сколько мяса! А еще ведь сало, которое можно коптить, солить, не знаю, что с ним еще делают.  Свиные копченые ребрышки, бекон, рулька… от сочных образов закружилась голова. А-а-а-а! Саня, перестань, так можно сойти с ума!



Александр Шишковчук

Отредактировано: 03.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться