Схрон. Дневник выживальщика. Книга 2

Размер шрифта: - +

Глава 63

Кому из вас доводилось драться в замкнутом пространстве? К тому же, с противником, превосходящим по массе и габаритам. Тесная прихожая не располагает к близкому контакту. Даже с вертухи не ушатать агрессивного ублюдка. Поэтому я принял единственно верное решение. Опрокинулся на спину и ногами перекинул через себя массивное тело. Бугай, ожидавший, видимо, кулачный бой по всем правилам, вдребезги разнес зеркало в прихожей. Перекувыркнувшись, я резко подскочил на полусогнутых ногах, готовый: 1. Врезать еще/добить, 2. Поставить блок в случае атаки, 3. Убежать в открытую дверь.

Но ничего из вышеперечисленного не потребовалось. По крайней мере, прямо сейчас. Бычара вырубился и вполне мирно лежит вверх тормашками среди обломков трюмо. Я глянул в комнату. Танина такса в шоке откладывает личинку прямо на ковре. Надо валить отсюда и как можно скорее. Успеется. Сперва узнаем, что это за хрен и на кого он работает. Прикрыв дверь, вытащил свой боевой нож, подошел к мерзавцу.

Прикончить сразу или пусть поживет? Ладно, пусть поживет. И пачкаться неохота. Тем более, тихо лежит. Я принялся обшаривать карманы мудака. В этот момент он зашевелился, замычал. Пришлось четким ударом с локтя продлить действие анабиоза. Так… оружия нет… значит не из патрульных. В наружных карманах отыскалась мятая пачка Мальборо и несколько семок. Маловато, но хоть что-то. Забрал себе.  Громила снова замычал. Крепкий, сука. И в этот раз отправил в аут.

Зато во внутреннем кармане куртки нашлось кое-что интересное. Рабочая справка, аккуратно сложенная в потертый файлик. Развернув бумажку, узнал о том, что передо мной старший смены Кандалакшинского рыбзавода Геннадий Барагозин. И штамп есть.Отлично, теперь это имя станет моим. На время. Я спрятал документ за пазуху. Блять, опять приходит в себя. Что ж ты не можешь полежать спокойно, Гена? Потирая отбитые костяшки пальцев, прошел в комнату. Чем бы связать неугомонного психа?

Немного порывшись, отыскал в комоде капроновые чулки. Сгодится. Этот, Гена, походу, Танин ухажер с работы. Зашел, проведать, чего она не вышла. Логичная версия. Перевернув козла на бок, связал ему за спиной руки и ноги крепким тактическим узлом. Вряд ли у нее было что-то серьезное с этим бабуином. Теперь он точно перестанет к ней захаживать. Думаю, Таня будет мне благодарна. Жаль, конечно, трюмо и зеркало. Ну, в принципе, это не особо большая плата за секас с таким прокаченным мускулистым красавцем, как я.

А между тем, гамадрил, задергался, зашипел:

– Я тебя закопаю, хуила… тебе хана… я те кишки выпущу!

– Лежи спокойно, Гена, – с усмешкой ответил я и направился на кухню попить водички. Урод никуда не денется, надежно связан.

Где же, блин, Таня? Не хочется уходить, не попрощавшись и не извинившись за неудобства. Чтобы не слышать проклятья и вопли Гены, я вставил наушники, включил плеер и принялся снова чистить револьвер. «Большие города, пустые поезда…» – поют Би-2, пока мои проворные пальцы разбирают оружие. Это здорово успокоило нервы и позволило немного отвлечься. 

Но даже сквозь музыку, через какое-то время я услышал, как скрипнула дверь в прихожей. Ну, наконец-то!

– А! Геннадий! – раздался крик. – Что ты тут делаешь?!

– Танька, шлюха! Развяжи меня быстро! На смену не вышла, чтоб с хахалем кувыркаться, мразь?!

– Сейчас, сейчас, потерпи… какой хахаль, ты чего?

– Да вот этот! – сквозь зубы произнес Гена.

– Отставить, – сказал я, входя в прихожую.

Глаза Тани округлились. Девушка глупо захихикала:

– Это не то, что ты подумал, Геночка. Это сын маминой подруги. Я попросила его починить кран…

– Ну-ка, выйдем, – подхватив под локоть, вытащил в подъезд, затем на улицу.

– Зачем ты избил его?! – тут же переменилась в лице Таня. – Ты просто больной ублюдок!

– Необходимая самооборона, – я пожал плечами, закуривая трофейные. – Сам первый полез. Кто он вообще такой?

– Муж! 

– Охуевший какой-то муж…

– Мы не живем вместе, но поддерживаем дружеские отношения! Не думала, что ты такой… такой бандит! Не зря тебя ищет весь город…

– Что с билетом на игры?

Из подъезда раздался страшный грохот.

– Танька-сука! – на крыльцо выполз все также связанный Геннадий. – Че, бля, милуетесь, голубки? Ща я вас!..

Я вытащил револьвер и взвел курок.

– Нет! – крикнула Таня. – Убирайся! Уходи!

– А билет?

– Вали прочь! Я сейчас патруль вызову! – Она бросилась к Гене.

Убрав пушку, горько вздохнул и сказал на прощанье:

– Сдашь меня – убью.

И уверенной спортивной рысцой побежал прочь.

***

 

Переулками, стараясь держаться в тени, пробираюсь через враждебный город. Да, с билетами вышла засада. Денег нет, а времени осталось мало. Завтра вечером уже игры, на которые так необходимо попасть. Доберусь до дедов, вместе что-нибудь придумаем. Лишь бы не нажрались они снова.

Выглянув из-за угла, тут же отпрянул прочь. По улице медленно ползет уазик. Ментовский. С включенными мигалками. Я присел за сугроб, жалея о том, что нет шапки-невидимки. Пронесло. Машина проехала мимо. Через открытое окошко слышны переговоры по рации на пендосском языке.

Бля, походу все силы подняли на поимку меня. Как я завтра пойду на стадион? Наверняка, уже везде висят ориентировки, фотороботы… надо будет как-то сменить внешность. Но как? Даже бороду не отрастишь за это время. Хм… бороду… а что, может, Егорыч поделится своей? Интересно, как он отреагирует на такое предложение? Неслышной тенью я отправился дальше.



Александр Шишковчук

Отредактировано: 03.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться