Штефан

Размер шрифта: - +

Часть 1. Глава 19. Штефан

                                                                                  1

Вбежавший в блиндаж солдат выглядел взволнованным:

- Братцы, армию генерала Самсонова разбили.

- Да ну, - мрачно отозвались голоса с деревянных настилов.

- Ей Богу, сам слышал, как штабные офицеры шептались.

- Как же это?

- А я откуда знаю.

А случилось все так. После поражения своих дивизий под Гумбиненом германское командование весьма озаботилось: если обе русские армии продолжат так же стремительно продвигаться вперед, сближаясь друг с другом, то это создаст угрозу окружения всей 8-ой немецкой армии, и тогда единственным выходом для нее станет отступление вглубь своей территории, за Вислу. И тут, немного успокоившись, немцы поняли, что армия генерала Реннекампфа топчется на месте, полагая, что враг разбит и откатывается назад (разведка вновь отработала неважно). В то же время армия генерала Самсонова, вместо того, чтобы идти на сближение, отклонилась в сторону, увеличивая охват и отрезая противнику путь к отступлению, которого на самом деле не было. В результате между двумя русскими армиями образовался разрыв примерно в сотню верст, что составляло три дневных перехода. Этим-то и воспользовалось германское командование.

Следует напомнить читателю, что после сражения под Гумбиненом, командующий 8-ой германской армии генерал фон Притвиц был снят с должности, а с французского на русский фронт были переброшены два пехотных корпуса и одна кавалерийская дивизия, что спасло союзников от разгрома в сражении на Марне. Тем временем все силы 8-й германской армии, используя развитую железнодорожную сеть, стали сосредотачиваться против армии генерала Самсонова, оставив для прикрытия от армии Реннекампфа лишь второочередные, ландверные части. Подобные заслоны не позволяли русской разведке проникнуть вглубь вражеской территории и понять, что же там происходит. Вдобавок немцы перехватили незашифрованные радиопередачи штаба Самсонова со своими корпусами (эти переговоры прослушивались и русской радиостанцией в Брест-Литовской крепости), вызнав необходимые данные об их расположении и оперативных задачах. А что же главнокомандующий фронтом генерал Жилинский? Он также не сумел усмотреть угрозы для 2-й русской армии и, подгоняемый союзниками, требовал от подчиненных ему генералов продолжать наступление. Самсонов и Реннекампф продолжили движение в расходящихся направлениях, со слабыми флангами и отстающими резервами.

25 августа по новому стилю немцы атаковали и отбросили назад 6-ой русский корпус, прикрывавший правый фланг армии генерала Самсонова вблизи Танненберга[1]. Доклада о сложившейся ситуации от командующего корпусом Самсонов не получил и даже отправил к нему ординарца с приказом, уже не имеющим смысла. Разумеется, офицер в назначенном месте никого не отыскал. Через оголившийся фланг за спину русской армии хлынули немецкие войска - так было положено начало окружению. Генерал Самсонов по-прежнему был дезинформирован и не понимал, что происходит. Тем временем оказался смят и отброшен назад 1-ый корпус, прикрывавший армию на левом фланге. И опять командующий об этом узнал не сразу. В итоге, два находящихся в центре пехотных корпуса, за номерами 13 и 15, вместе с самим Самсоновым оказались в окружении и под жесточайшим артиллерийским и пулеметным огнем стали прорываться на восток.  Командующий шел пешком вместе с отступающими колоннами и, не выдержав позора, застрелился в перелеске. Что и говорить: от прочтения подобных строк на душе становится горько, но все же стоит отдать должное храбрости русских солдат и офицеров, не желающих сдаваться без боя. В результате сражения возле Танненберга несколько немецких дивизий и бригад оказались разбитыми. А уже через неделю 2-я русская армия, пополненная из резервов, вновь возродилась и продолжила сражаться на фронтах Великой войны. Но это случится чуть позже, а пока германцы, вдохновленные неожиданным успехом, решили отомстить генералу Реннекампфу. Пройдя вдоль Мазурских озер на север, они оказались возле левого фланга 1-й армии, который прикрывался лишь одним пехотным корпусом и, разумеется, отбросили его. Путь для охвата целой армии оказался открытым, и Реннекампф начал немедленное отступление. Прикрываясь 2-м и 20-м корпусом, части 1-ой армии с боями покидали Восточную Пруссию.

                                                                                2

Санитарная двуколка подпрыгивала на ухабах и так дребезжала, что казалось: еще немного, и она рассыплется, как спичечный домик. Звуки, издаваемые ею, вплетались в общий гул, сопровождавший отступающую армию. Ржали лошади, кричали люди, тысячи сапог и копыт грохотали по дорогам, поднимая к небу столбы пыли. Где-то позади, возле речной переправы, слышалась ружейная стрельба, прерываемая частыми разрывами гаубичных снарядов. Там удерживало оборону несколько полков, давая возможность спастись остальным.

Дно повозки было застелено соломой, но это мало помогало пассажирам, многие из которых лежали в окровавленных бинтах, без рук и ног. Степану было стыдно. Его конечности находились на месте, и он долго, но напрасно возмущался, когда врач приказал ему занять место среди тяжелораненых.

- Я способен идти сам! - кричал он. – Где рядовой Афанасьев? Его спасите!

 – Его отправили впереди тебя, потому не спорь.



Вадим Ильрай

Отредактировано: 07.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться