Штефан

Размер шрифта: - +

Часть 2. Глава 14. Правда на правду

 

Смело мы в бой пойдем, за Русь Святую,

И как один умрем за дорогую…

                 Песня белогвардейцев (армия А.И.Деникина).

 

Смело мы бой пойдем, за власть Советов,

И как один умрем в борьбе за это…

                  Песня красноармейцев.

 

                                                                                 1

Два человека возвращались из плена. Они шли на Восток по чужим и незнакомым дорогам, через запустение, оставленное после себя войной. Сотни километров пролегли за их плечами, а где-то впереди, в закатной дымке, их ждали родные, всматриваясь в тревожную даль – не идут ли? Каждый прожитый день становился для этих двоих подарком и каждую ночь, валясь с ног от усталости, голодные, испытывающие жажду и холод, страдая от болезней, во снах своих они оказывались на околице родных сел, откуда слышались родные и ласковые голоса. Они все время куда-то их звали и путники, изможденные долгим путешествием, даже во сне не прекращали идти, лишь бы те не затихали.

 В Польше их задержали оккупационные австрийские власти и бросили в тюремную камеру, в которой они просидели около двух недель до выяснения обстоятельств. Два раза их водили на допрос к следователю, который требовал от них признания в том, что они русские шпионы. Но Степан с Игнатом молчали, да и походили они больше на бездомных оборванцев, чем на каких-то мифических шпионов.

- Значит, вы большевики, - отчего-то заключил следователь, внимательно наблюдая за их реакцией, но ни тот, ни другой понятия не имели, о ком идет речь.

Вскоре, так ничего от них не добившись, следователь отпустил их на все четыре стороны.

В Галиции между поляками и западными областями Украины в это время шла настоящая резня, поэтому Степану и Игнату пришлось заложить большой крюк. Наконец, им все же удалось попасть на территорию Украины, к тому времени оккупированную Германией. Идти, не имея за душой ни провианта, ни маломальских денег, казалось безрассудством, и чтобы не умереть в дороге от голода, Степан с Игнатом решили задержаться и стали браться за любую, даже самую тяжелую работу. Жили в какой-то клети, с дырявой крышей и стенами, продуваемыми всеми ветрами. Но вот настала осень и в ноябре 1918 года кайзер Вильгельм был свергнут, Первая Мировая война закончилась, и немецкие войска покатились на запад, покидая ранее захваченные территории.

                                                                                    2

- Кто такие?

Конный разъезд из восьми всадников прижал путников к обочине дороги.

- Унтер-офицер Федорин и рядовой Захаров, - ответил за обоих Степан, пытаясь рассмотреть старшего отряда, чей грозный голос все еще звенел в его ушах. – Возвращаемся на Родину из германского плена.

Солнце светило всадникам в спины и оттого на них было больно смотреть. Через прищур они казались темными остроконечными фигурами с размытыми безликими лицами. «Ишь, как хитро встали» - подумал Степан.

- Так-так, - промолвил старший, и Степан представил, как он сейчас подозрительно оглядывает его и Игната. – В какой политической партии состоите?

- Да нигде мы не состоим, - воскликнул Игнат. – Домой мы идем, чего не понятно-то?

- А ты дерзкий, - довольно произнес старший, пригладил правый ус и, осклабившись, переглянулся со своими спутниками.

Те радостно загоготали.

- Ну, раз так, хлопцы, тогда дуйте за нами. Узнаем поближе, что вы за птица.

Степан взмолился:

- Братцы, война ж закончилась. Нам домой надобно. Я жену пять лет не видал.

В этот раз ему ответили еще более дружным хохотом.

- Ишь ты, по жене он соскучился, - сквозь смех и слезы промолвил кто-то. - Война, братец, только началась. И воюем мы теперь не за интересы царя и буржуев, а за власть Советов, за народные интересы. Понял?

- Понял, - пробурчал Степан, а про себя подумал: «Надо же, благодетели какие сыскались».

- Пойдете с нами, - повторился старший. – А по дороге определитесь, за кого вы готовы воевать. Если за Красных – милости просим в наши ряды, а за Белых – вот вам лопаты и можете прямо здесь себе могилы копать. Возле них вас и расстреляем. Ну, может уже сейчас имеете что сказать?

Степан с Игнатом переглянулись.

- Кажись, выбора у нас нет, - заключил Игнат. – Пойдем воевать за Красных. Вроде на чертей вы непохожи, и говорите по-нашему.

- А то! – усмехнулся командир и тронул коня, выезжая на дорогу.

Игнат направился к ближайшему красноармейцу и, не зная, как к нему обращаться (погонов-то ни у кого не было), на всякий случай обратился к нему, как к офицеру:

-  Ваше благородие, – тихонько молвил он, – а командира-то вашего как звать?



Вадим Ильрай

Отредактировано: 07.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться