Штука баксов за идею

Размер шрифта: - +

Глава 2

ГЛАВА ВТОРАЯ

 

После обеда Вера Федоровна убрала со стола, вытерла насухо клеенку. Васька нетерпеливо поглядывал на эти приготовления. Наконец Вера Федоровна расстелила поверх клеенки еще и газету.

— Ну, что? Давайте посмотрим, что нам передал Кирилл.

Виктория развернула старую грязную газету и выложила все, что в ней было завернуто. Осмотрела газету, но никаких записей не нашла. Край газеты был оторван. Можно было прочитать только год и месяц.

— Газета за июль прошлого года. Вась, а ты когда у бабушки жил, в школу ходил?

— Нет, тетя Вика, не ходил. Мамка справку дала, что я больной.

— И что же у тебя за болезнь такая?

— Не знаю, тетя Вика. Может, горло?

— Ладно, разберемся с твоим горлом.

Пока они разговаривали, Вера Федоровна взяла верхний листок.

— Это Васино свидетельство о рождении! У него скоро день рожденья, и будет ему одиннадцать лет.

Виктория перебрала остальные документы.

— Есть свидетельство о смерти Тарасова Ивана Ефимовича. Умер он в мае прошлого года. Есть документы на дом. Аттестаты за среднюю школу, справки какие-то, квитанции об уплате налогов. Все, как обычно.

Илья Семенович и Вера Федоровна по очереди пересмотрели все, что было. Ваську документы интересовали мало.

— Давайте фотки смотреть!

Виктория достала отдельно сложенные фотографии.

— Не густо, и качество оставляет желать лучшего. Ага, вот цветные есть! Смотри, Вась, какой ты был маленький! Смешной такой в новогоднем костюме.

— Это какой же год? — Вера Федоровна повертела фотографию. — Жаль, нигде не написано.

— Вот это — моя мамка! — Васька погладил фотографию матери и прижал к себе.

— Вась, ты говорил, что мама отвезла тебя к бабушке. Эта бабушка есть на фотографиях? Посмотри хорошо!

Васька начал снова перебирать снимки. Выбрал один из них.

— Вот эта! Очень похожа на Степановну.

— Так ее отчество — Степановна? А имя?

— Не знаю, — пожал он плечами, — ее все Степановной зовут.

Виктория стала разглядывать снимок.

— Какое-то застолье. Гости, судя по лицам, уже пьяные. Вась, а это кто?

— Теть Вика, это же я, не узнали? — засмеялся Васька.

Вера Федоровна взяла фотографию, повернула обратной стороной и прочитала надпись, сделанную карандашом: — «Новоселье, Васе шесть лет».

— Если Василию сейчас почти одиннадцать, значит, жили они в этом доме пять лет? — подсчитала Виктория. — Нет, не пять, а четыре, потому что год назад, в июле, Елена Тарасова завернула в газету все документы и спрятала. Василия отвезла к Степановне, а сама уехала. Куда?

Виктория взяла у Веры Федоровны фотографию.

— Вась, а это что за мальчик рядом с тобой?

— Это же Семка — мой двоюродный брат!

— Вась, посмотри, может, еще кого-нибудь узнаешь?

— Не, тетя Вика, больше никого не знаю.

— Он же тогда маленький был, — заступилась Вера Федоровна.

— Посмотрите, Илья Семенович, может, к вам кто-нибудь из них обращался? — она передала ему фото.

— Никого, даже его мать вспомнить не могу, хоть Василий и говорит, что она приходила к нам.

Виктория собрала фотографии в стопку.

— Ну что ж, отсутствие результата — тоже результат.

— Какой же?

— Можно сделать вывод, что народ весь приезжий. Теперь, когда есть свидетельство о рождении, можно узнать, где жила семья Тарасовых раньше. Это уже кое-что. Пойду я в сад, подышу свежим воздухом и подумаю, — она вышла из комнаты, прихватив пачку сигарет. Илья Семенович вышел следом за ней.

— Собрались свежим воздухом подышать, и снова за сигареты? Может, пора уже бросить?

— Обязательно брошу, Илья Семенович, но немного позже.

— Ладно, не мое это дело, извините. Я о другом хотел поговорить. Вы обратили внимание, что Василий узнал своего двоюродного брата Сему? Наверное, нужно с Кириллом связаться, узнать, как вы сказали, где они раньше жили, побывать там. Может, действительно, соседи или родственники остались.

— Сема… Семен… — задумчиво повторила Виктория. Потом затушила сигарету. — Илья Семенович, нам нужно срочно позвонить Кириллу!

— Телефон все там же, на тумбочке. В чем проблема?

— Проблема в Семе.

 

— Кирилл, мы посмотрели все, что было в свертке. Скажи мне, где сейчас Сева?

— Где-где — догадайся с трех раз.

— Ясно. Мне можно с ним поговорить?

— Только в порядке исключения.

— Тогда завтра утром я подъеду, — она нажала кнопку отбоя.

— Илья Семенович, я хочу поговорить с Севой. Мне кажется, вернее, я уверена, что двоюродный брат Васьки и этот Сева — одно и то же лицо.

— Это которому вы ведро на голову надели?

— Да, тот. Покажу ему фотографию. Думаю, что он в этой истории замешан и должен знать Степановну.

— Хорошо. Допустим, Сева скажет, где живет Степановна. Что вы будете делать?

— Поеду туда. Не думаю, что это далеко. Васька же пешком дошел. Правда, он не знает, сколько дней шел.

— Держите нас в курсе. Звоните, чтобы мы знали, где вы находитесь. И не удивляйтесь моей просьбе — вы же одна.

— Хорошо, Илья Семенович, буду звонить. Жаль, что у меня нет пистолета.

— Вот это и хорошо, что нет, — мне будет спокойнее, — засмеялся Илья Семенович.

В комнату зашли Вера Федоровна с Васькой.



Зоя Самарская

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться