Штурмуя небеса

Размер шрифта: - +

Глава 11

28 октября, 1942 год

Таня, подперев щеку кулачком, через стойку тихо беседовала с Максом, который в кои-то веки смог зайти к ней. За прошедшие почти три недели он заходил не больше пяти раз, и то ненадолго. Сегодня же у него наконец был более-менее свободный день.

Над входом звякнул колокольчик, и они оба посмотрели в сторону двери. Остальные же посетители даже не шелохнулись, продолжая играть в карты, курить и пить.

— Йоахим? — парень явно не ожидал увидеть здесь своего брата. — Какими ветрами тебя сюда занесло?

— Не только у тебя бывает свободное время, — он присел рядом с братом. Встретившись взглядом с Таней, устало улыбнулся. — Здравствуй.

— Здравствуйте, — Таня смущенно опустила глаза. — Что-нибудь будете?

— Да, — он кивнул, снимая фуражку, — дай коньяку.

Таня на пару секунд скрылась в служебном помещении, вернулась, уже держа в руке бокал с коньяком. Йоахим, поблагодарив ее, подвинул бокал к себе.

— Есть что-то новое? — спросил Макс, глядя на брата.

— Нет, — Йоахим отрицательно мотнул головой. — Они как сквозь воду канули…

— О чем это вы? — встряла в разговор Таня.

— Да тут пару недель назад кто-то нашим продал пластинки, — начал объяснять Макс. — Ладно бы просто пластинки… А не с речью Сталина!

— Что? — искренне удивилась девушка, хоть уже и знала, кто продал немцам пластинки.

— Да, — подтвердил Йоахим и добавил, подражая голосу вождя: — Враг будет разбит! Победа будет за нами!

— Партизаны, наверное, орудуют, — пожал плечами Макс, смотря на хихикающую Таню. — Ну и что смешного-то в этом?

— Да голос просто жуть как похож, — соврала девушка. Она все-таки нашла в себе силы, чтобы не засмеяться в голос. — А почему они купили-то пластинки? Неужели не знали, что на них?

— Нет.

— Как так?

— Они думали, — вздохнув, ответил Йоахим, — что на них то, что написано на этикетках. А там, дорогая моя, написано, что это «Брызги шампанского» и еще что-то, не помню уже.

Таня, не удержавшись, прыснула смехом. «Ну, Коля, — думала она, смотря на мужчин, — ну хитрец! Знал же, что на пластинках. Ну-у чертяка!»

Колокольчик над дверью снова звякнул. Таня выглянула из-за мужчин, рассматривая новых посетителей. Первый был мужчиной средних лет, в черном кожаном пальто и светло-серой фуражке. Второй — молодой паренек, который сразу же заспешил к стойке.

— Герр штурмбаннфюрер, — затараторил он, останавливаясь рядом с Йоахимом, — вас там срочно просят!..

— Где — там? — спокойно спросил мужчина, даже не повернувшись в его сторону.

— На улице, герр штурмбаннфюрер.

— Кто? — снова спросил Йоахим, лениво поглядывая в медленно плескавшийся на дне бокала коньяк.

— Штандартенфюрер Зиберт, — чуть тише добавил мальчишка.

Йоахим, округлив глаза, одним глотком допил оставшийся коньяк и, попросив извинить его, быстро ушел с парнем на улицу.

— Зиберт? — Таня взглянула на Макса, который был удивлен не меньше, чем она сама. — Кто это?

Но ответить Максу не дал тот самый мужчина, что зашел вместе с пареньком. Он, неприятно улыбаясь, присел на место, где только что сидел Йоахим.

— О, да тут почти вся семья, я погляжу, — усмехнулся он, увидев Макса. — Добрый день.

— Добрый день, Эрих, — ответил ему Макс, нахмурившись.

— Коньяк, — бросил Эрих Тане, даже не глянув в ее сторону.

Пока Эрих, чуть морщась, пил налитый ему коньяк, Таня молча рассматривала его. Необычно красивое, приятное лицо с какими-то аристократическими чертами. Бледная кожа, тонкий прямой нос, аккуратные брови и небольшие губы, волосы каштанового цвета. Было заметно, что он следил за своим внешним видом очень хорошо. Казалось, что он сошел с одного из агитационных немецких плакатов. Как отметила про себя Таня, что-то было в его внешности дьявольски красивое. И этим чем-то были глаза — зеленые, проницательные и хитрые. На секунду встретившись с ним взглядом, Таня поняла, что ей как-то не по себе сразу стало; на ум пришла мысль о том, что глаза обладают удивительной способностью начинать разговор, перед тем как губы зашевелятся, и могут продолжать говорить, когда губы уже давно сомкнуты. Как решила девушка, этот Эрих отлично владел этой способностью.

— У вас сегодня там у всех выходной? — спросил Макс, когда Эрих закурил.

— Тебя это и вправду волнует? — мужчина смерил его косым, чуть презрительным взглядом, выпуская из носа сигаретный дым.

Таня поморщилась, когда дым, рассеиваясь в воздухе, дошел и до нее — Эрих курил дрянные дешевые сигареты.

— Но, насколько я знаю, у вас там есть некоторые проблемы, — Макс наигранно вздохнул, картинно округляя глаза.

— Какие-то сопляки, продавшие пластинки нашим солдатам, — и это ты считаешь «проблемой»? — в голосе Эрихе зазвучали нотки раздражения. — Проблемы — это то, что зима близко. Проблемы — это когда у меня несколько рот солдат, а мне их разместить негде. А эти пластинки — не проблема. Пластинки — выкинуть, а продавших их парней — расстрелять. Вот и вся проблема, Макс.



Инна Владимирова

Отредактировано: 20.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться