Штурмуя небеса

Размер шрифта: - +

Глава 14

31 декабря, 1942 год

Таня торопливо шла, почти перейдя на бег, вперед по улице. Около часа назад стемнело, так что ее шансы пробраться незамеченной сильно увеличивались.

Пальцы девушки мерзли, поэтому она сжимала кулачки в карманах только сильнее. Оставалось идти всего пару минут — она потерпит.

Ей не верилось, что этот день настал. Не верилось, что она все-таки сделает это.

Вчера она как обычно принимала немцев в своем баре весь день, терпя их пьяные выходки, бесконечные глупые шутки и громкую музыку. Сегодня же она отомстит не только за вчерашний день, но и за весь этот год; не только за себя, но и за всех.

Таня знала, что еще около двадцати минут у нее есть — она попросила одну из помогающих им девушек, чтобы она хорошенько прогладила все швы ее платья. Поэтому у нее есть еще немного времени, чтобы управиться со всем и успеть вернуться как раз к своему выступлению. Да, ей бы очень хотелось посмотреть начало концерта, но из-за этого дела придется все пропустить.

Идя вперед, Таня все вспоминала, как пару дней назад поздно вечером, почти ночью отогревала в своем баре двоих мальчишек. Они, видимо, что-то натворили, и за ними по улице гнались патрульные немцы. Если бы в тот момент Таня не выходила из парадного входа на улицу и, вовремя заметив мальчишек, не втянула бы их в бар, схватив их за шивороты, то кто знает, какая судьба бы их ждала.

Накормив их и напоив горячим чаем, Таня не стала расспрашивать мальчишек о том, что же они сделали такого, что за ними гнались чуть ли не с собаками, а просто дала им банку сгущенки и плитку шоколада и попросила быть впредь осторожными. Да и сами мальчики особо на разговор не напрашивались — все время сидели молча и с неким страхом глядели на Таню.

Переходя дорогу, Таня осмотрелась — никого рядом не было. Втянув голову в шею, девушка заспешила дальше.

Вчера к ней вечером приходили Макс с Йоахимом. Заварив чай, разлив его по чашкам и отнеся в гостиную, Таня сидела на диване рядом с Йоахимом, пока Макс спускался вниз, чтобы забрать что-то, что он забыл в машине.

Йоахим расспрашивал ее о каких-то простых вещах, а она непринужденно отвечала, отхлебывая горячий чай из чашки. Почему-то девушке было несколько неловко находиться наедине с Риделем. Причем Таня и сама не знала почему. Возраст ли был всему виной или его должность, или его привычка называть ее «девочкой» — Таня не знала. Поэтому мысленно молила Макса, чтобы он скорее поднялся.

— Что-то Макс долго там возится, — со вздохом произнес Йоахим после непродолжительного молчания.

Только Таня хотела ответить ему, как в дверь застучали. Поднявшись со своего места, девушка даже не успела дойти до двери комнаты, как коридор заполнила дюжина солдат со стоящем во главе их эсэсовским офицером.

— Что? — промямлила ошеломленная Таня. — Кто…

— Обыск, — коротко, с некой пренебрежительностью ответил ей тот офицер и быстро приказал своим солдатам разделиться и начать обыск в квартире, а сам медленно прошел в ее спальню.

Таня хотела задать еще пару вопросов, но ее нагло притиснули к стене и приставили к ней одного из солдат с автоматом наперевес. Девушка, беспомощно переводя взгляд с одного солдата на другого, совершенно растерялась. Хоть прятать ей было и нечего, кроме фотографий Лизы и ее семьи, но все равно ей было как-то неприятно и даже страшно.

— Что здесь происходит? — в дверном проеме появился Йоахим, спасая ситуацию.

— Вы? Можно ваши документы? — перед ним возник тот самый офицер, требовательно протянув ладонь вперед. От его былой пренебрежительности не осталось и следа — выслуживался перед старшим по званию. Проверив данные ему на какие-то пару секунд документы Риделя, он вернул их и кивнул. — Проводим обыск, герр штурмбаннфюрер.

— А основания для проведения обыска у вас есть? — Таня заметила, каким неприятным взглядом Йоахим взглянул на офицера.

— Вот, — офицер уверенным движением достал из-под шинели свернутую вдвое бумажку, — ордер.

Пробежавшись взглядом по листку, Йоахим вернул ордер немцу со словами:

— Я так понял, что ордер выписал Витциг?

— Да, герр штурмбаннфюрер.

— Отлично, — Йоахим повернулся к Тане лицом. — Извини за причиненные неудобства. — И обратился к офицеру, даже не поворачивая головы в его сторону: — Освободите помещение.

— Что? — офицер явно не ожидал услышать эти слова.

— Я не ясно выразился?

— Но… Герр Витциг приказал…

— Объясните мне, — Йоахим обернулся к нему и одарил одним из своих самых неприятных взглядов, — кто старше по званию: я или герр Витциг?

— Вы, — неуверенно кивнул офицер. Видимо, осознав свою ошибку, он вытянулся, сложив руки по швам.

— Выполнять, — скомандовал Йоахим, а затем чуть тише добавил: — И больше в эту квартиру с обыском не смейте приходить. Я лично за этим прослежу.

Уже когда последние солдаты выходили на площадку, в квартире появился Макс, держащий в руках несколько плиток шоколада. Непонимающе переводя взгляд с солдат на брата с Таней, он развел руки и спросил:

— Что тут было?

— Да так, — Йоахим с еле заметной улыбкой взглянул на Таню и ушел в гостиную.

— Ничего мне не расскажешь? — Макс остановился рядом с Таней. — Не думаю, что к тебе просто так в квартиру завалились солдаты.



Инна Владимирова

Отредактировано: 20.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться