Шумная меланхолия

Размер шрифта: - +

Часть 2. Дом

Рольф не ошибся, он знал это место, и, видимо, его же знал и Ньял. Сложно было поверить своим глазам, но это то самое место, место из сна. Дрожащей от холода и волнения рукой Ньял поднес зажигалку к факелу и тот в момент вспыхнул, озаряя поляну теплым светом. В свете огня он тут же заметил тот самый столб, что так приглянулся ему во сне. Он обошел его, внимательно осматривая. Все то же грубо вырезанное грустное лицо, причудливые узоры по всей поверхности столба и символ, нарисованный Рольфом. Остальные столбы были очень похожи на этот, но были другими. Ньял притронулся к столбу рукой, затем слабо постучал по дереву. В том месте, где изображен символ, послышался глухой звук. Было понятно - столб полый внутри. Еще внимательнее осмотрев его, Ньял подцепил пальцами щель и открыл небольшую дверцу. Внутри виднелся сверток бумаги, пожелтевший от старости. Не раздумывая Ньял взял его в руки и подойдя к факелу развернул. На листе он увидел текст, написанный аккуратным почерком.

"Ньял, наш дорогой мальчик. Мы, твои мама и папа, всегда любили и любим тебя. Прости нас за то, что нам пришлось покинуть тебя так рано. Скорее всего нас уже нет в живых. Нам очень жаль, что приходится говорить тебе об этом так, через письмо, но по-другому мы не можем. Возможно ты еще совсем маленький, а может уже сам стал папой. Если у тебя все хорошо, если ты счастлив и уже обрел семью - просто живи дальше. Если у тебя трудности или проблемы, то ты можешь найти свой новый дом. В городе Хостен, что не далеко от этого места, на третьей улице четвертый дом слева.
Знаю, ты многого не понимаешь. Тот, кто сказал тебе об этом месте, скорее всего был немногословен, но пусть тебя это не пугает. Скажем сразу, это не место обрядов и не секта. Главное - не трогай остальные тотемы.
Пусть тебе повезет больше, чем нам. Будь счастлив, сынок. Твои мама и папа."
Ньял еще раз перечитал письмо. Он все еще не верил в это. Должно быть тут какая то хитрость, прикол или обман. Может быть он попал под внушение, был загипнотизирован или что-то в этом духе. Почему он выбрал именно этот тотем? В других тоже есть дверцы. Нарушив просьбу своих родителей он открыл дверцу в соседнем тотеме, но там ничего не оказалось. Он подошел к следующему - письмо было на месте. Аккуратно развернув его, Ньял убедился в том, что текст другой. Письмо адресовано девушке по имени Кира, и написано от лица родителей девушки. Не дочитав и первого предложения на Ньяла нахлынуло чувство стыда, будто он подслушал чей то тайный разговор. Сложив письмо он постарался положить его так же, как оно лежало до этого, и медленно закрыл дверцу.
К тому моменту лес полностью погрузился во тьму. Идти сейчас было бы безрассудно, нужно переночевать здесь. Вытащив из рюкзака теплую куртку Ньял постелил ее на сухую траву рядом с факелом и лег между двух тотемов. Прохладно, но не холодно. Мысли совсем скоро покинули его голову и он крепко уснул.
Ему снился сон. Ночь, люди танцуют вокруг горящего костра, того, что был посередине поляны. Под треск костра танцоры прыгали, держась за руки. Они пели песню на неизвестном языке, улыбались и смеялись. Откуда то слышался барабанный ритм.
Яркое солнце разбудило Ньяла. Во сне он вытащил из-под себя куртку, укрывшись ею, и теперь лежал на влажной от утренней росы траве. Факел уже не горел. Он машинально глянул на костер и не поверил своим глазам - от того в воздух поднималась тонкая струйка дыма. Он быстро подошел, поднес руку к кострищу - и почувствовал тепло. Неожиданно для самого себя Ньял рассмеялся. Все это слишком странно, чтобы быть правдой.
Перекусив килькой с хлебом, путник собрался в путь. Напоследок окинул взглядом поляну. Теперь она не кажется ему такой загадочной. Чувство такое, будто он решил сложную загадку, хотя понимания больше не стало.
Ньял решил не срезать пути, пройдя по той же тропе. Он понял, что ничего не потеряет, если посетит этот город. В поселке, где он жил с дедом, его уже ничего не держало, и сейчас самое время для авантюр. Быть может по этому адресу сейчас живут его родители, а ему есть что у них спросить. Дошел до железной дороги и повернул направо. На станции сонные люди ожидали своего поезда. Сверившись с картой двинул дальше, вдоль путей. Совсем скоро он вышел на тропу, ведущую к Хостену.

Городок отличался от того, как себе его представлял Ньял. Это была не деревня, не поселение, а именно небольшой городок, с хорошими заасфальтированными дорогами, магазинчиками со стеклянными витринами, автобусными остановками и многоэтажными домами. Правда домов выше пяти этажей Ньялу не встретилось. Утро было раннее, и потому город еще просыпался. Неспешно люди шли кто куда, открывались магазины и закусочные.
А вот и третья улица. Каждый дом - от скромной хибары до большого особняка - ухожен, с чистыми газонами и садиками. Ньял дошел до двухэтажного дома, по счету от перекрестка - четвертый. Этот дом не выделялся ничем особенным. Такой же чистый, как остальные. Там точно живут люди. 
Ньял вытащил письмо и перечитал его. Ошибки быть не может, в письме говорится именно об этом доме. А вдруг тут все же живут его родители? Будут ли они рады его видеть? Что он им скажет? Прошло уже много времени, возможно дом снесли. Этот - слишком большой для двух людей.

Глубоко вздохнув, он подошел к двери и нажал на звонок. Раздался звон, но никто не торопился ему открывать. Постояв у двери еще недолго, Ньял уже развернулся чтобы уйти, но тут услышал шаги за дверью.
Дверь открыла молодая девушка. Сонная, с растрепанными волосами, она рассеяно смотрела на прибывшего. Не смотря на утреннюю неухоженность девушка была очень милая.
— Да-да? — хмурясь спросила она.
Неловкая пауза. Ньял не знал, с чего начать. Ему и в голову не пришло, что еще совсем рано, и многие до сих пор спят.
— Я прошу прощения. Не знаете, этот дом давно построен?
Девушка вопросительно посмотрела на него.
— Не имею понятия. Почему ты спрашиваешь?
За девушкой в дверях вышел мужчина, ростом не менее двух метров, с пышными усами и внушительной мускулатурой. Рта Ньял не видел, но по глазам показалось, что мужчина широко улыбается.
— Доброго утра! — голос усача звучал громко, уверенно и бодро, — С чем пожаловали?
Он не знал, что ответить. Как можно объяснить этим людям истиную причину, если он сам не до конца ее знает?
— Еще раз извиняюсь, — руку путник прижал к сердцу и слегка поклонился, — Мне родители оставили письмо, в котором указан ваш дом. Я уже понимаю, что это ошиб...
— Нашел письмо в столбе?! — выставив указательные пальцы перебила его девушка. Сонливость - как рукой сняло. Лица у обоих были такими, будто они играют в лотерею, и почти все цифры совпали с выигрышными.
Ньял не ожидал такой реакции. Потеряв надежду он уже начал вспоминать, во сколько прибудет следующий поезд до дома его покойного деда, но сейчас прибывал в некотором замешательстве.
— Да, — неуверенно сказал он, — в столбе.
Усач, радостно смеясь, подошел к Ньялу и протянул ему огромную руку.
— Роланд Браум! А это, — он показал рукой на девушку, — Тина Таппер! Проходи!
— Ньял. Ньял Скарсгорд.
После рукопожатия они вошли внутрь. Усатый махнул рукой, не глядя на гостя, показывая, что можно располагаться, и ушел вглубь коридора. С Ньялом осталась Тина.
— Послушай, — тихо обратилась к гостю девушка, — Ты хоть понимаешь, что тут происходит?
Ньял отрицательно покачал головой. Он все еще находился в недоумении, и это было видно. Тина попросила его пройти за ней.
Судя по большому шкафу и обуви на полках, здесь жило отнюдь не двое. Внутри дом был под стать фасада - чистый и уютный. Вся мебель в широком коридоре выполнена из дерева, стены украшали картины и резные гравюры. Девушка прошла в небольшую дверь, и Ньял попал в маленькую комнату, больше похожую на кладовку. На стене висели листы, Тина указала на один из них. Проведя пальцем по списку, она попросила Ньяла посмотреть поближе.
На пожелтевшем листе бумаги были написаны имена и фамилии, среди них гость узнал представившихся хозяев и свои собственные. Всего там было указано семь человек.
— Этот список нашли здесь, в этом доме. Первым этот дом нашел Эдвард, четыре года назад. Одним богам известно, сколько лет этот дом простоял без хозяев, до нас. Затем, спустя год, пришла я. Скажу честно - зрелище было не для слабонервных, — девушка, хихикнув, закатила глаза, — Слой пыли можно было соскабливать лопатой. Я тут почти не жила, так, заглядывала иногда. Эдвард жил затворником. Хотя и сейчас поменялось не многое... — Тина глубоко вздохнула и продолжила, — Но потом мой дом сгорел, и мне пришлось навсегда сюда поселиться.
— Тина, скажи, а как ты нашла письмо? — спросил Ньял, воспользовавшись паузой рассказчицы.
— Сосед отдал мне конверт. Хороший дядька, говорит знал моих родителей. Сказал, что они попросили отдать мне это на мое совершеннолетие, — девушка засмеялась, — Опоздал на годик, но ничего! В конверте была записка и рисунок. По координатам из записки я и нашла то место, а по рисунку - нужный столб. Жуткое место, если честно.
Ньял кивнул. Пусть он и не считал, что это так, но сейчас он настолько хотел получить расположение девушки, что готов был согласиться с чем угодно. Слишком его интриговали последние события.



Toros Ford

Отредактировано: 18.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться