Шутка Песчаной Бури

Глава четвёртая. Ученик звездочёта

Купец, торгующий тканями, обрадовался покупателям, торговля в этот день шла не так бойко, как обычно. Он выложил перед Песчинкой ворох шалей одна лучше другой. Девочка выбрала три — себе, няньке и маме, а потом обратилась к торговцу:

— Почтенный, не найдётся у тебя тюбетейки на моего друга.

— Была бы голова, а тюбетейка найдётся, — весело ответил тот, протягивая Кемалю нарядную, всю расшитую тюбетейку.

Мальчик засунул старую шапку за пояс, и водрузил на голову новую. Он выглядел таким довольным, что купец спросил:

— Ну, как — рад обновке?

— Бедняку и заплатка — обновка, а это целая тюбетейка, — тоже пошутил Кемаль и принялся благодарить Песчинку, которая к тому времени уже успела расплатиться и забрать покупки.

Когда они шли к городским воротам, внимание Кемаля привлекла потасовка около караван-сарая. Он узнал одного из новеньких учеников Тахир-аки Ильгиза. Долговязый несуразный подросток всегда умудрялся находить неприятности. Вот и сейчас на него нападали трое учеников медресе, по виду ровесников.

— Ильгиз, пойдём с нами, Тахир-ака ждёт тебя, — крикнул Кемаль. Школяры увидели взрослую женщину с двумя детьми и отправились прочь, а то вдруг на них пожалуются мулле. Ильгиз быстро подошёл, поправляя одежду, и поприветствовал всех, после чего спросил Кемаля:

— А где ты видел Тахир-аку, он же нас отпустил?

 — Успокойся, не нужен ты учителю, это я тебя от драки избавил, — пояснил Кемаль.

— Зачем? Я бы показал тем глупцам, что значит настоящий батыр! — Ильгиз потряс кулаком. Песчинка посмотрела на «настоящего батыра» и, не удержавшись, фыркнула.

— Не веришь? — обидчиво спросил у неё Ильгиз, затем вздохнул и добавил. — Правильно не веришь. Хорошо, что Кемаль меня позвал, а то бы точно побили.

— А почему они к тебе привязались? — поинтересовалась Нани.

Тут Ильгиз как-то замялся, но решил говорить правду:

— Я сказал, что из них выйдет мулла, как лошадь из осла. И что когда они молятся, Аллах затыкает уши, дабы не слышать их противные голоса.

Нани укоризненно покачала головой и продолжила свой путь. Дети шли следом. Ильгиз заметил обновку Кемаля:

— О, у тебя новая тюбетейка! А не одолжишь мне старую, а то я свою потерял.

— Держи, — Кемаль протянул Ильгизу старую тюбетейку.

Они поравнялись с дворцом, Ильгиз, попрощавшись, направился к воротам, а Кемаль отправился провожать Нани и Песчинку. За городскими воротами дети стали договариваться, когда снова встретятся.

— На седьмой день жизни сыну падишаха будут давать имя. Ожидается большой праздник, на рынке пройдёт представление: канатоходцы, жонглёры, глотатели шпаг, факиры, карлики. Будут раздавать сладости, и пускать в небо волшебные огни, говорят, их привозят с караванами из Китая. Да, дочке караван-баши тоже дадут имя, но туда придёт мулла, а во дворец сам имам! Приходи, — Кемаль просительно смотрел на подружку.

— Конечно, приду, — Песчинке очень хотелось увидеть всё, о чём рассказал её новый друг.

Около ворот дворца Кемаль увидел Ильгиза, что-то рассказывающего привратнику. Аббас выглядел ещё более хмурым, чем обычно. Видно, его доброта тоже была не беспредельна.

— Кемаль, а я пока тебя ждал, рассказывал Аббасу-аке о том, что говорят звёзды о его судьбе, — обратился ученик к мальчику, затем вновь обернулся к привратнику. — Дядюшка Аббас, я продолжу в следующий раз, а сейчас нам пора идти.

Привратник вздохнул с облегчением, но Ильгиз такие мелочи не замечал. Они отправились в башню и поднялись по лестнице в комнату учеников. Никого ещё не было. Ильгиз обрадовался возможности поговорить без лишних ушей и спросил:

— Кемаль, а кто эти добрая женщина и девочка?

— Тётушка Нани и Ясмин, — сказал Кемаль первое пришедшее на ум имя, не станет же он называть девочку Песчинкой, Ильгиз тогда не отвяжется, будет спрашивать, откуда такое странное имя. — А как ты попал в ученики к звездочёту?

Кемаль знал, что спросить, чтобы отвлечь парня. Ильгиз начал увлечённо рассказывать. По его словам выходило — он сын шейха одного из племён пустыни. Коварный визирь похитил его, но убить не решился, а добрался до ближнего оазиса и подождал, когда там расположится на отдых один из караванов, идущих по Великому Шёлковому пути. Визирь подкинул младенца. Его взял главный купец, но когда караван вернулся, побывав в Китае, «Китай не помню, был слишком мал», — пояснял в этом месте повествования Ильгиз, жена купца отказалась от вечно кричащего младенца.

Город, где жил купец, был мал, и жители решили нянчить ребёнка по очереди. Имя ему дали Ильгиз, что значит: путешественник. Когда Ильгиз подрос, его отправили с одним из караванов на учёбу. Купец решил, что мальчишке лучше стать звездочётом—предсказателем.

— А ещё он сказал, что из меня никогда не получится воина, да и вообще я не смогу заняться мастерством, где надо работать руками. Меня ведь пробовали отдать в подмастерья к гончару, но все горшки почему-то разбивались, — Ильгиз со вздохом добавил: — Но лучше бы я остался у гончара!

Кемаль сочувственно кивнул, никого так часто не ругал Тахир-ака, как Ильгиза. А уж к волшебной трубке даже близко подходить не разрешал. Правда, если честно, это случилось после того, как Ильгиз разбил две колбы из дорогого стекла. Ученик тогда даже получил несколько ударов палками. Кази, судья, к которому обратился звездочёт, решил, что раз нет денег, пусть мальчишка расплачивается своей шкурой.

 



Наталья Алфёрова

Отредактировано: 10.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться