Шутка Песчаной Бури

Глава шестая. Звёзды на небе

Ильгиз догнал друзей уже на лестнице башни.

 — Ух, еле ушёл, дядюшка Аббас так любит слушать учёные речи, надо будет чаще с ним разговаривать, почему бы не доставить радость хорошему человеку? — сказал ученик звездочёта.

Кемаль с Песчинкой, переглянулись и улыбнулись, вспомнив унылое лицо привратника во время «доставляющей радость беседы». Сначала зашли в комнату учеников. Песчинка огляделась и, увидев кучу тюфяков в углу, сложенных один на другой, удивилась:

— Вас так много здесь живёт? Наверное, тесно?

— Нет, Ясмин, — ответил Ильгиз, — вот, когда я жил у гончара — там было тесно: гончар с женой и кучей ребятишек и мы, ученики. Перед этим у оружейника жил, так там тоже семья была большая. А здесь ещё хорошо.

— Мне тоже здесь лучше, чем у дяди, — признался Кемаль, — Тахир-ака строгий, но хоть едой не попрекает. А дядя каждый день выговаривал, что я их объедаю, да проклятья на голову моих родителей посылал, что умерли, а меня ему оставили.

— Так вы оба сироты? — спросила Песчинка.

Кемаль молча кивнул и приготовился выслушивать историю Ильгиза про шейха, но ученик звездочёта удивил его.

— Я подкидыш, Ясмин, и не знаю, кто мои родители. Память от них, лишь этот медальон, — Ильгиз снял с шеи медальон и протянул Песчинке, добавив: — Хорошо, что он не золотой, а то давно бы украл кто-нибудь.

Девочка бережно взяла в руки дорогую для Ильгиза вещицу и стала разглядывать непонятный знак, вырезанный на медальоне искусным резчиком. Потом вернула талисман и задумчиво произнесла:

— Мне кажется, где-то я видела похожий рисунок.

— Где? — спросили мальчишки в один голос.

— Не помню, — Песчинка старательно вспоминала, но ничего не получилось, она даже расстроилась.

— Не переживай, пойдём, посмотрим комнату, где мы учимся, — успокоил девочку Ильгиз.

Они начали подниматься по лестнице в комнату, находящуюся в самом верху башни. Не удержались и заглянули в спальню Тахир-аки. Песчинка, нахмурив брови, разглядывала богато обставленную комнату: тахту, покрытую парчовым покрывалом, кучу подушек, серебряный поднос с серебряным же кувшином на низеньком столике, персидские ковры, устилающие пол и украшающие стены.

— Мне не нравится учитель, живущий в роскоши, когда ученики теснятся в каморках, — заявила девочка, выходя из комнаты.

— Что поделать, Ясмин, — вздохнул Ильгиз.

— Ильгиз, на самом деле, меня зовут не Ясмин, а Песчинка, — обратилась девочка к ученику звездочёта. Кемаль прошёл немного вперёд, а Песчинка принялась объяснять Ильгизу, кто она такая.

 Войдя в учебную комнату, Кемаль воскликнул:

— Аллах услышал мои молитвы!

Он показал друзьям на одно из окон. Возле окна на треноге располагалась волшебная трубка. Видимо Тахир-ака очень торопился и забыл её запереть в сундук. Дети подошли к треноге.

— Это та самая трубка? — спросила девочка.

— Да, хочешь, посмотри в неё первой, — великодушно предложил Кемаль. Песчинка посмотрела в трубку и издала восторженный вопль. Девочка помнила о друзьях и не стала долго любоваться на усыпанное огромными звёздами небо.

Кемаль, припавший после Песчинки к трубке, тоже не удержался от восклицания. Мальчишка убедился, что не зря так мечтал посмотреть через трубку на небо. Звёзды загадочно подмигивали и мерцали на чёрном бархатном небосводе. Кемаль неохотно уступил место Ильгизу. Тот наморщил лоб и сообщил:

— Эту трубку называют телескоп.

Ученик звездочёта, первый раз посмотревший в телескоп, потрясённо сказал:

— Как красиво.

— А я всё расскажу Тахир-аке, — раздался от двери чей-то ехидный голос.

Ильгиз отпрянул от трубки, зацепив рукавом треногу. Неустойчивое сооружение рухнуло на пол, телескоп рассыпался на несколько частей, из трубок выкатились круглые стёклышки. В испуге застыли все, в том числе и ученик, прозванный Тушканом — доносчик и ябеда. Это он случайно застал троих друзей за телескопом.

Ильгиз и Кемаль кинулись собирать части волшебной трубки, пытаясь их составить. Песчинка подняла стёклышки, опасаясь, как бы Ильгиз их не раздавил. Тушкан, сообразив, что надо успеть донести первым, побежал вниз по лестнице. Дети переглянулись, даже если и удастся собрать телескоп — им не поздоровится. Они положили остатки злосчастной трубки в сундук и, не сговариваясь, тоже кинулись к выходу. Уже не скрываясь, они пробежали мимо удивлённого привратника и стрелой понеслись к городским воротам.



Наталья Алфёрова

Отредактировано: 10.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться