Шутка Песчаной Бури

Глава седьмая. Замок Мираж

Миновав городские ворота, Кемаль, Ильгиз и Песчинка не остановились. Они продолжали бежать до тех пор, пока хватило сил. Девочка, бежавшая впереди, привела спутников к одиноко стоящему дереву и заброшенному колодцу около него. Отдышавшись, беглецы расселись под деревом, чтобы решить, как быть дальше.

— Возвращаться нельзя, — Ильгиз хорошо помнил удары палок по спине и не хотел вновь испытать подобное.

— Нельзя, — согласился Кемаль, — с меня не только Тахир-ака, но и собственный дядя семь шкур сдерут.

— А зачем вам возвращаться? — спросила Песчинка. Девочка придумала, что делать и поделилась своими мыслями: — Мы все вместе отправимся в мой замок. Погостите в царстве Пустыни. А если понравится, останетесь навсегда.

— А что скажут твои родители? — спросил Кемаль.

— Скажут, что рады оказать гостеприимство друзьям своей дочери, — высокий красивый мужчина с улыбкой наблюдал за вскочившими ребятишками.

— Папа! — воскликнула Песчинка. — Как ты здесь оказался?

— А разве не я должен спросить, почему моя дочь вместо занятий музыкой бегает наперегонки с мальчишками? — царь Гармсиль в притворном гневе нахмурил брови. — Мама и Нани места не находят от беспокойства за одну озорную принцессу. Вот я и вызвался поискать тебя, как самый быстрый. А теперь, знакомь с друзьями, да отправимся домой.

Песчинка, очень довольная, что папа сильно не сердится, представила мальчиков. Гармсиль свистнул, и перед изумлёнными мальчишками встали два великолепных арабских жеребца чёрный и гнедой. Кемаль словно взлетел на приглянувшегося гнедого. Конь затанцевал под ним, но не сбросил, признавая всадника.

Ильгиз, несмотря на свои частые путешествия с караванами, животных побаивался. Он с опаской глядел на чёрного коня, боясь подойти. Выручила Песчинка — девочка что-то прошептала жеребцу на ухо, и тот встал, как вкопанный. Ильгиз сел в седло.

Спустя некоторое время бредущий по пустыне старый дервиш увидел два несущихся песчаных вихря и скачущих следом всадников. Старик вздрогнул, заметив, что кони неслись, словно по воздуху почти не касаясь песка. Он сплюнул, помянул шайтана и побрёл дальше, по пути, ведомому лишь Аллаху.

Замок Мираж очаровал своих нежданных гостей с первого взгляда и навсегда. Кемалю и Ильгизу казалось, что они оказались в волшебной сказке. Тонущий в зелени оазис, переливы ручьёв и пение райских птиц, уносящиеся в небо башни, минарет, сам замок со сверкающими куполами и шпилями с полумесяцем.

Царица Кара ослепительная в своём великолепии, оказалась милой и нежной женщиной. Придворные с почётом отнеслись к друзьям любимой всеми принцессы. И только Нани своим ворчанием не давала зазнаться ни мальчишкам, ни Песчинке.

Нани, как первый визирь, сочла своим долгом не только воспитание наследницы, но и воспитание двух новых жителей Пустыни. Новые жители и не сопротивлялись. Им было всё интересно. Ильгиз был рад возможности учиться у настоящих учёных. Кемаль же крутился на оружейном дворе до тех пор, пока начальник стражи замка не согласился обучать мальчишку военному делу.

Часто, закончив занятия, друзья гуляли между финиковых пальм, делились впечатлениями за день.

Как-то Песчинка жаловалась на придворного музыканта, который не хочет согласиться с тем, что у ученицы нет слуха, и поэтому не стоит заставлять её, Песчинку играть на этом руде!

— А что такое руд? — спросил Кемаль.

— Помнишь, музыкант играл на нём на прошлом празднике?

— Это тот, со струнами?

— Да, как раз струны и натирают пальцы, — пожаловалась Песчинка.

— Но зато он красиво звучит, — произнёс Ильгиз мечтательно.

— Ты не слышал моё исполнение, — засмеялась девочка.

Кемаль похвастался, что сегодня из лука попал в центр мишени.

— А ещё мне разрешили носить кинжал! — добавил он.

— Покажи? — заинтересовалась Песчинка. Кемаль подал девочке кинжал в ножнах, инкрустированных драгоценными камнями.

— Это работа оружейников Персии, твой папа подарил.

— Замечательный кинжал, — похвалила принцесса. Она взглянула на Ильгиза, и, толкнув в бок Кемаля, указала на бывшего ученика звездочёта. Тот глупо улыбался, от улыбки на его щеках появились ямочки.

— Кто на этот раз занимает мысли нашего друга? — насмешливо спросил Кемаль. — Не так давно он был влюблён в Фатиму.

— Что ты, Фатима забыта, сейчас он грезит о Джамиле, — фыркнула Песчинка.

Ильгиз нисколько не обиделся на друзей и заявил:

— Вы ещё маленькие и не сможете понять. Когда придёт ваша пора влюбиться, я припомню этот разговор и насмешки. И не думайте, что забуду, воспоминания хранятся во мне, как в глубоком колодце.

Песчинка, собиравшаяся что-то сказать, замерла с открытым ртом, затем воскликнула:

— Ильгиз, я вспомнила, где видела знак такой же, как на твоём медальоне.



Наталья Алфёрова

Отредактировано: 10.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться