Шутка Песчаной Бури

Глава первая. Караванщики

Рашид, старший сын самого богатого купца Самарканда, стоял с опущенной головой, выслушивая подробные наставления. Только неожиданный недуг отца не позволял перечить. В душе бушевало отчаяние. Рашид мысленно прощался с мечтой стать воином. Сыновья обязаны продолжить дело предков. А предки все были купцами.

Если бы отец продержался ещё несколько лет, возможно, согласился бы с выбором первенца. Но глава рода немощен, братья малы, а караван в Персию предстояло вести не медля. Когда Рашид собрался идти, отец остановил взмахом руки и сказал:

— Сын мой, смелый подобно соколу и горячий подобно арабскому скакуну, запомни: и купец может быть воином. Тогда ведомые им караваны не будут бояться нападений разбойников. Может так случиться, что я не дождусь тебя. Нет, не возражай, — добавил он, увидев протестующий жест. — На всё воля Всевышнего. Знай — ты радость и гордость моего сердца, сынок. Мой Наставник, да продлит Аллах его дни, согласился сопровождать тебя в первом самостоятельном походе. Слушай его советы.

Рашид склонил голову, он хорошо знал Наставника, убелённый сединами старец с ясным взором и острым умом давно никуда не выезжал. Его желание помочь юному купцу означало уважение к бывшему ученику.

Путешествие началось с досадной задержки. С караваном должен был отправиться новый посол султана Али Каримбек, он и опаздывал. Лишь к концу второго дня посол, тучный самодовольный юноша, соизволил подъехать. Сам он ехал на ишаке, а его слуги гнали трёх гружёных верблюдов.

— Наверное, сам султан собрался посетить Персию, а это всё необходимое для его покоев? — Наставник, усмехаясь, кивнул на тюки Каримбека.

Тот не заметил насмешки и надменно отметил:

— Я везу всё для моего удобства, что значительно важнее.

— Дозволишь ли тронуться в путь, уважаемый? — спросил Наставник, обменявшись с Рашидом понимающими взглядами.

— Дозволяю, — посол важно кивнул, приняв слова за чистую монету.

— И-а, И-а, — закричал ишак, словно подтверждая согласие хозяина.

Караванщики дружно рассмеялись.

Уже к концу первого перехода купец проклял день, когда согласился взять Каримбека с собой. Посол загонял собственных слуг, делал попытки указывать погонщикам и докучал то Рашиду, то Наставнику капризами и неудержимым хвастовством. К концу второго перехода купец, дабы успокоиться, представлял, как выхватывает саблю и рубит болтливую голову Каримбека. Голова катится, не прекращая говорить. Рашид мечтал и улыбался, а посол, вдохновлённый этим, не прекращал свои речи.

Неожиданно купец увидел чудесный оазис, белоснежные стены зданий, золотистые и голубые купола, сверкающие в последних лучах заходящего солнца. Он словно слышал пение птиц и переливы водопада. Но это не был оазис Мечта, на котором предстоял привал.

— Что за замок вон там, справа, почтенный? — не дослушав очередную фразу Каримбека, Рашид подскакал к Наставнику и показал рукой, куда смотреть.

Старец внимательным взглядом окинул Рашида и только потом ответил:

— Там нет никакого замка.

— Значит, это мираж?

— Нет, мираж видят все, давай проверим, — Наставник сделал знак остановиться, и спросил погонщиков, не видят ли те чего-нибудь вокруг.

— Только песок, почтеннейший, — последовал ответ.

— Объявляй привал, солнце напекло за день твою голову. Мы переночуем здесь, а утром дойдём до Мечты, — тихо сказал Наставник Рашиду.

Повинуясь указаниям купца, погонщики освободили верблюдов и мулов от груза и развели костры. Вскоре к запаху остывающего песка присоединился аромат готовящейся пищи. Рашид сидел на коврике, делал небольшие глотки чая из пиалы и намеренно не смотрел направо. Но замок, невидимый для всех, кроме него, там был.



Наталья Алфёрова

Отредактировано: 10.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться