Шутка Песчаной Бури

Глава пятая. У Башни Мудрецов

Песчинка и Кемаль сидели на траве под кипарисом около Башни Мудрецов. Принцесса ожидала вызов на совет, созванный царицей Карой.

— Если бы я мог пойти с тобой, а лучше — вместо тебя! — воскликнул Кемаль. — Но Зал Мудрых впускает только людей песка.

Принцесса громко всхлипнула.

Подросток взял руку подружки и прижал к своей щеке.

— Не бойся, свет души моей! Прошлый раз тебя не сильно ругали. Жаль, Нани в отъезде, она всегда тебя защищает.

— Ах, Кемаль, если бы не получилось укротить Кара Гуль, ты бы погиб!

— Твой танец был прекрасен. За возможность его увидеть не жаль отдать жизнь.

— Ты опять шутишь, — возмутилась принцесса. Заметив открывшуюся дверь башни, вскочила на ноги. — Пора.

— Я не шучу, — сказал Кемаль, но спешившая на совет Песчинка вновь не услышала его слов.

Подросток взволнованно заходил туда—сюда, ожидая подружку.

— Верный пёс принцессы всегда на месте, — раздался сзади насмешливый голос. Кемаль резко обернулся. Абу, внук Нэни и давний недруг, усмехался. Рядом, как обычно, стоял Иф, сын огненного джина.

Кемаль резко произнёс:

— Да, я верный пёс, — оскалил зубы и двинулся к противникам, те попятились. — Ни одному шакалу, вроде вас, не дам даже приблизиться к Песчинке!

— Можешь не стараться, принцесса никогда не будет твоей, кто она и кто ты, нищий бродяга, — первым опомнился Абу.

— В тебе ни капли благородной крови, — поддержал друга Иф.

— Но и вам она не достанется! — выкрикнул Кемаль.

— Ты прав, — неожиданно мирно ответил Абу. — Мы тоже не равны Песчинке. Наверняка родители найдут ей в мужья падишаха или султана.

— Среди джиннов ходит слух, — вмешался в разговор Иф, — сам Иблис — Владыка Зла — ждёт, пока принцесса вырастет, чтобы посвататься к ней.

— А ты стереги, стереги, будущий муж принцессы тебя отблагодарит. — Противно смеясь, подростки двинулись в сторону кузни. Они любили дразнить дива Шана, правда, держась на безопасном расстоянии.

— Не слушай их, — раздался нежный голос. В запале ссоры Кемаль и не заметил, как подошла Джамиля. А девушка продолжила: — Нет ничего на свете прекраснее любви.

Кемаль благодарно улыбнулся и произнёс:

— Ильгиз обязательно вернётся, ведь он обещал, но для того, чтобы стать учёным, требуется время.

— Я знаю, — улыбнулась Джамиля. — И буду ждать столько, сколько нужно. Пусть даже целую жизнь.

Девушка ушла, бережно прижимая к груди руд. Кемаль вновь и вновь возвращался мыслями к спору с Абу и Ифом. «Эти шакалы правы в одном — моей принцессе нужен лучший из лучших женихов во всех мирах. А что я, нищий бродяга, могу предложить, кроме любви и своей жизни? Песчинка привязана ко мне, как к другу. Но что будет, когда она предпочтёт другого? Сумею ли совладать с ревностью? Не захочется ли вонзить кинжал в его чёрное сердце. Нет, его сердце не может быть таким. Разве свет моей души полюбит недостойного? И не свяжет ли её, не помешает ли клятва, данная мне?»

В Зале Мудрых принцесса покорно и молча выслушивала справедливые укоры и поучения от царственных родителей и мудрейших людей песка. До слов одной из визирей:

— Принцесса, пора оставить детское озорство, ведь вскоре предстоит принимать предложения от женихов. Не так много времени осталось до этого.

Песчинка не удержалась и возразила:

— Мне не нужны никакие женихи, кроме Кемаля.

Царица Кара, только успокоившаяся, вновь рассердилась.

— Если этот мальчик не погибнет, вследствие одной из твоих проказ.

— Мама, я всё поняла и больше так не буду! Жизнью клянусь, — добавила она, вспомнив, как даёт клятвы Кемаль.

Царица рассмеялась:

— Дочь моя, могу ли верить таким словам, зная, что мы бессмертны? Иди и не повторяй своих ошибок.

Довольная Песчинка выскочила из Зала Мудрых и побежала по лестнице к выходу, чтобы скорее обрадовать друга известием о прощении и отсутствии наказания.

 



Наталья Алфёрова

Отредактировано: 10.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться