Шутка Песчаной Бури

Глава вторая. Джан Шайтан

Зайдулла ехал на скакуне, ни на что не обращая внимания. Погода благоприятствовала путешествию. Даже обычный для этого времени года сухой обжигающий ветер стих, словно давал возможность пройти каравану. Принц еле держал поводья, и жеребец Коршун, заинтересовавшись каким-то кустарником, сошёл с тропы. Всадник не возражал, задумчиво бормоча:

— Тропа меня уводит вдаль,

Змеёй к душе ползёт печаль.

Из глаз моих струятся слёзы,

Они прозрачны, как хрусталь.

Тут конь, чего-то испугавшись, встал на дыбы. Принц удержался чудом, но всё равно бы упал, если бы не подскакавший наездник, перехвативший поводья из неумелых рук Зайдуллы. Успокоив Коршуна, наездник соскочил на песок и внимательно оглядел передние ноги коня.

— Всё в порядке, мой господин! Змея не ужалила жеребца, — прозвучал нежный девичий голос.

Принц вгляделся в лицо девушки, одетой в мужской наряд и воскликнул:

— Я знаю кто ты! Ты дочь караван-баши. Мы встречались в детстве.

— О, господин, ты помнишь нашу встречу? — улыбнулась девушка. Она вскочила на своего скакуна и поехала рядом с Зайдуллой. К ним подскакал телохранитель принца Аласкар:

— Что случилось?

— Ничего страшного, Коршун испугался змеи, — пояснила девушка.

Молодой воин искоса поглядел на неё, оскорблённый тем, что девчонка сделала его работу. И тут принц, сам того не ведая, нанёс по самолюбию воина новый удар:

— Ты можешь не беспокоиться, пока эта девушка со мной, я в безопасности.

Аласкар уже злобно глянул на дочь караван-баши, но покорно отъехал в сторону. Он тоже слышал о том, что если караван сопровождает эта девчонка, то путешествие протекает без происшествий, ни разбойники не нападут, ни настигнет песчаная буря. Купцы, поначалу возмущавшиеся из-за девчонки-охранника, теперь на все лады заманивали её, предлагая дивные ткани и драгоценности. Те же, кто поумнее, дарили оружие, лучшее из того, что можно было достать в Дамаске.

— Знаешь, я даже помню твою детскую кличку: Джан Шайтан, но вот имени вспомнить не могу, — обратился к спутнице принц. Та засмеялась:

— Уже никто меня так не называет, господин. А имени ты моего и не знал. Подоспевшие слуги во главе с визирем увели тебя во дворец до того, как мы успели наговориться. Меня зовут Науваль.

— Как интересно, твоё имя означает подарок, а моё: подарок Аллаха. Значит, наша встреча не случайна! — воскликнул Зайдулла, веривший в руку судьбы. Принц и Науваль переглянулись, оба очень ярко вспомнили встречу, произошедшую шесть лет назад…

…Принц тогда сбежал от надоедливого учителя, бубнящего что-то про обычаи и церемонии. Как интересно было бродить по городу без сопровождающих. Никто не мешал сочинять новые стихи. Жаль, он не догадался прихватить зурну, придётся напевать мелодию. Зайдулла тихонько запел:

— Как соловей поёт зурна,

Мелодия зурны нежна.

Во славу несравненной пери

И день, и ночь звучит она.

— И кто это распелся? Что за маменькин сынок забрёл на нашу улицу, — неожиданно раздавшийся голос заставил мальчика вздрогнуть. Он поднял глаза и увидел преградивших ему путь мальчишек-подростков. Принц и сам не заметил, как оказался в этом узком переулке.

— Поёт тут что-то непонятное, о какой-то пери! — рослый мальчишка, который и начал разговор, противно засмеялся, дружки поддержали его.

— Где понять вороне плач соловья, — раздался звонкий голосок за спиной принца, он обернулся. К нему подошла девочка. Обычная тюбетейка на голове, множество косичек. Вот только наряд был необычен: штаны с рубашкой и настоящий кинжал за поясом.

— Это Джан Шайтан, дочь караван-баши, — прошептал кто-то из задир. Мальчишки попятились назад. Видно было, что связываться с девчонкой они не хотели. Но у той оказался прекрасный слух. Она выхватила кинжал из ножен и подлетела к шептуну.

— Как ты меня назвал? — уточнила она.

— Успокойся, он назвал тебя: джаным, душа моя, — примирительно произнёс главный задира, — мы не знали, что это твой знакомый. А сейчас нам пора.

Мальчишки развернулись и убежали.

— Больше они не тронут тебя, принц, — сказала девочка.

— Ты узнала меня? — удивился Зайдулла.

— А кто же ещё в нашем городе сочиняет песни? — вопросом на вопрос ответила девочка.

— Хочешь, я сочиню песню для тебя? — спросил благодарный принц.

— Да, представляю, и звучать она будет так: О, идёт Джан Шайтан — прекрасная пери. Прячьтесь, пока целы, женихи за двери, — девчонка задорно рассмеялась.

— А почему тебя так прозвали? — спросил принц. Но ответить девочка не успела. В переулке появилась охрана и главный визирь…

— А почему тебя в детстве называли Джан Шайтан? — спустя шесть лет принц задал тот же вопрос. И вновь ответить помешал визирь, подъехавший с сообщением, что караван останавливается на привал.



Наталья Алфёрова

Отредактировано: 10.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться