Шутка Песчаной Бури

Глава четвёртая. Оазис Мечта

— Кстати, а как зовут моего жениха? — принцесса Амира вопросительно уставилась на брата. Тимур с неохотой поднял глаза от новой сабли и ответил:

— Неужели трудно запомнить: Зайдулла. Смотри, не перепутай имя на церемонии, а то опозоришь нашу семью.

— Ты заговорил, как отец! Я-то надеялась на твою поддержку. Неужели так необходимо выдать меня замуж? — Амира обиженно замолчала. Брату даже стало её немного жалко, но он считал, что проявлять жалость недостойно настоящего мужчины-воина.

— Подумай сама, сестра, многие ли захотят жениться на девушке, прочитавшей книг не меньше учёных мудрецов? На той, что увлечена музыкой и стихами и равнодушна к драгоценностям?

Проклят будь тот день, когда старший брат научил тебя читать и подарил первую книгу, — Тимур строго посмотрел на сестру и продолжил. — И вот появляется жених, который о тебе ничего не знает. Разве можно было упустить такой удобный случай? Вот видишь, у тебя даже нет слов, чтобы возразить!

Тут Тимур был неправ: слова у принцессы были, просто она не считала приличным ругаться на людях. Амира отошла от шатра брата. Она отправила служанку за рудом, сама же направилась к небольшому водопаду. Принцесса любила этот оазис, считая самым красивым из всех, которые они посетили. Она присела на камень, взяла у подошедшей служанки руд и начала перебирать струны, подбирая какую-то мелодию.

— Что-то новенькое? — старший брат ободряюще улыбался. Амира обрадовалась ему:

— Ильгиз! От проходящих караванщиков я услышала дивную песню. Говорят, её сочинил сам Соловей пустыни. Как бы хотелось познакомиться с этим поэтом. Но караванщики не местные, шли издалека и не знают ничего о нём. Вот послушай, что я запомнила!

Принцесса заиграла на руде и запела:

— Что мне вино, что мне кальян?

Я красотой твоею пьян.

Любовь переполняет сердце,

В душе пожар, в глазах туман.

Затем мечтательно закрыла глаза и произнесла:

— Вот если бы мне посвятили такие строки!

Дальше последовал вздох и Амира, отгоняя непрошеные мечты, отложила музыкальный инструмент.

— Не расстраивайся так, сестричка, — утешил Ильгиз. — Может, твой жених не так и плох. Говорят, он молод и красив.

— От похвал осёл конём не станет, — ответила поговоркой принцесса. — Наверное, такой же вояка, как наш Тимур, только и разговоров, что об оружии, да о скакунах.

— Не торопись печалиться, душа моя! Уже сегодня вечером караван принца Зайдуллы подойдёт к оазису. Правда, по обычаям, принц пойдёт к нашему отцу только после полудня завтра. Придётся набраться терпения, — Ильгиз ласково улыбнулся.

— Ой, братик, совсем забыла спросить, почему на этот раз ты без жены и дочки? — Амира чувствовала себя виноватой, брат приехал ещё вчера, а она, поглощённая своими неприятностями, ни о чём не расспросила дорогого гостя.

— Мы с моей драгоценной женой ожидаем появления на свет второго малыша и решили не рисковать — она осталась в Дамаске. А дочку жена не отпустила, говорит: за тобой самим присмотр нужен, как доверить такому рассеянному учёному ребёнка? — Ильгиз развёл руками.

— Узнаю Джамилю, — рассмеялась принцесса, — она в прошлые приезды ухаживала за тобой, как за ребёнком. Ты знаешь, что надел халат наизнанку?

— Смешно не это, — проговорил Ильгиз, переодевая халат, — а то, что ты только заметила! Выходит, ты переняла от меня не только любовь к книгам, но и часть рассеянности. Забыл сказать — завтра ко мне приедут друзья: Кемаль и Ясмин с сынишкой.

— А почему ты называешь Ясмин Песчинкой, когда думаешь, что никто не слышит? Не удивляйся, я ещё в детстве подслушала, как вы общаетесь между собой. И даже знаю, что тебя Кемаль с Ясмин зовут Ученик звездочёта, — Амира торжествующе посмотрела на смутившегося брата. Но Ильгиз быстро нашёл ответ:

— Мы дружим с детства, оттуда и прозвища. Ты разве не помнишь, как мама называла тебя: «мой верблюжонок», а Тимура — «тигрёнок».

— Кто тут меня вспоминает? — Тимур как всегда подошёл незаметно, он искал сестру. Принц решил, что был слишком суров с младшенькой. Ильгиз и Амира невольно залюбовались высоким стройным красавцем. «Тигрёнок превратился в тигра», — подумал старший брат. «Если мой жених хоть наполовину так красив, может, я и прощу ему любовь к скакунам и оружию», — подумала принцесса.

— Показался караван принца Зайдуллы. Через несколько часов они будут здесь. Я вот что подумал, сестричка: я приглашу твоего жениха на поединок, вроде как на разминку, утром, до визита к отцу. Если он будет равным мне по силе, или, что менее вероятно, сильнее — хорошо. Но если не пройдёт испытание, я найду слова убедить отца не выдавать тебя за него, — довольный Тимур, считая долг брата выполненным, торжествующе оглядел собеседников.

Ильгиз и Амира переглянулись, искренне не понимая, зачем это испытание. Но брат был так воодушевлён, что они не стали возражать. Поединок, так поединок.



Наталья Алфёрова

Отредактировано: 10.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться