Шутка Песчаной Бури

Глава пятая. Детские мечты

Солнце клонилось к закату, когда вдали показался оазис. Казалось, немного пройдёшь и окажешься там. Но жители пустыни знали, что идти ещё несколько часов. Верблюды и лошади, почувствовав близость воды и отдыха, оживились. Зайдулла, только приспособившийся к размеренному шагу Коршуна, чуть не упал, когда жеребец самовольно перешёл на рысь.

— Этот проклятый конь задался целью меня убить! — пожаловался принц своим телохранителям. Аласкар отвернулся, чтобы скрыть улыбку. Науваль же сказала:

— Коршун, как все чистокровные лошади, знает себе цену. Такие признают только искусных всадников. А ты, господин, прости, но не самый лучший наездник.

— Шайтаном его надо было назвать, а не Коршуном, — всё никак не мог успокоиться принц. Его настроение ухудшалось по мере приближения к оазису. Даже стихи и мелодии не шли на ум. Чтобы отвлечься, Зайдулла решил поговорить со спутниками.

— Аласкар, ты с детства мечтал стать воином? — спросил он.

— Нет, мой господин, в детстве я мечтал стать чуречником, — признался воин.

— Чуречником? Но почему? — принц был поражён. Аласкар улыбнулся:

— Когда я был мальчишкой, на рынке торговал весёлый чуречник Анас. Он постоянно привечал ребятишек, крутящихся рядом. Мы помогали зазывать покупателей, а дядюшка Анас угощал вкусными лепёшками. А сколько шуток он знал. Сейчас чуречник — его старший сын, он совсем не такой, да ещё сердится, когда кто-то говорит: «А вот как хорошо было при дядюшке Анасе».

— Но почему ты всё-таки стал воином? — напомнил принц о себе задумавшемуся телохранителю.

— В моей семье все воины, господин. Когда я стал старше, то понял, насколько нелепыми были детские мечты, — Аласкар улыбнулся.

— А лепёшки ты умеешь печь? — неожиданно спросил Зайдулла.

— Умею. Может тебе, господин, покажется это смешным, но у меня получаются лепёшки пышнее и ароматнее, чем у мамы и жён братьев, — воин даже немного смутился.

— Нет, Аласкар, это совсем не смешно, — принц вновь глубоко задумался о превратностях судьбы. Отвлечься не получилось. Может, разговор с Науваль поможет?

— А ты, джаным, о чём мечтала в детстве? — вопрос заставил девушку вздрогнуть, она тоже о чём-то задумалась.

— О чём может мечтать девочка, которая растёт в окружении шести братьев? Бедная мама пыталась научить меня рукоделию, но мне казалось это таким скучным. Сидеть с шитьём, когда братья лазят на шелковицу и пытаются стащить арбузы с бахчей соседа. И мама отступилась, они всегда с отцом шли мне на уступки. Я как-то подслушала их разговор с одной из моих тётушек, так они что-то говорили о чуде моего рождения. А ещё, что родители пообещали Аллаху, в случае рождения девочки позволить ей, то есть мне, самой выбирать мужа. Когда я захотела учиться воинскому искусству, отец не стал возражать. У нас с братьями всегда были лучшие кинжалы и сабли и лучшие кони, ведь отец был знаком со многими купцами. Купцы всегда рады оказать услугу караван-баши. Оружие для братьев и меня, наряды нам с мамой привозятся из разных мест.

— Хотелось бы посмотреть на тебя в женском наряде, — произнёс принц, оценивающим взглядом окидывая ладную фигурку.

— Как скажешь, господин, когда доберёмся до места, я переоденусь. Но кинжал у пояса оставлю. У меня есть специальный для таких случаев: в ножнах для женского кинжала-игрушки — боевое оружие, — Науваль склонила голову.

«А ведь она красавица, — подумал Зайдулла. — Может, эта девушка и есть моя мечта, прекрасная пери?» Принц прислушался к своему сердцу, нет. Девушка достойная, отважная, красивая, волнующая, но не та! Кого-то Науваль напоминала принцу, но вот кого? Он ещё раз осмотрел спутницу, но так и не нашёл ответа на свой вопрос.

Аласкар тоже тайком разглядывал возможную жену и вздыхал. Да, хороша, очень хороша. Но слишком уж независима, смела, дерзка. Воин вообще не собирался в ближайшее время жениться, но принц и девчонка подловили его на слове. Он сам себя загнал в ловушку. И только себе Аласкар мог признаться: он бы легче согласился связать судьбу с судьбой дочери караван-баши, если бы не предсказание. Проклятый провидец, внёс смуту в душу воина. Даже под пытками Аласкар не признался бы, что мечтает жениться на какой-нибудь принцессе. Он вздохнул. Науваль бросила быстрый взгляд на воина, на губах её играла загадочная улыбка.

 



Наталья Алфёрова

Отредактировано: 10.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться