Шутка Песчаной Бури

Глава седьмая. Поединок

Утреннее солнце окрасило всё вокруг в нежные цвета, но принцу и его телохранителям было не до красот природы. Зайдулла, одетый в платье, шаровары и в головную накидку-джегде, с ожесточением нанизывал браслеты на руки и кольца на пальцы. Аласкар с трудом сдерживал улыбку, чтобы не сердить и без того обозлённого принца. Воин помогал облачиться в доспехи девушке в мужском наряде. Обувь — мягкие сапожки, каждый оставил свои. Науваль старательно закрепила косы на голове и надела цельнокованый шлем с маской-личиной. Саблю она наточила ещё вечером. Перед принцем и Аласкаром предстал стройный воин.

Телохранитель удовлетворённо поцокал языком, Науваль действительно можно было принять за принца. Затем Аласкар перевёл взгляд на Зайдуллу. Нежное лицо принца при помощи румян и сурьмы превратилось в девичье.

— Ты прекрасна, моя госпожа, — не удержался воин и еле успел увернуться от запущенного принцем кувшина.

Зайдулла прикреплял к поясу бархатный мешочек-футляр с зурной, Науваль поправляла саблю, когда пришли посланник и служанка принцессы. Все вместе они направились в сторону лагеря шейха. Посланник бросал заинтересованные взгляды в сторону девушки с флейтой.

— Если этот сын шакала ещё хоть раз на меня так глянет, я его убью, — прошипел Зайдулла Аласкару. Принц впервые пожалел, что не умеет обращаться с оружием.

— Вспомни о девичьей скромности, — тихо напутствовал воин, — голову опусти, глаза вниз, ни с кем не вступай в разговор первым и, упаси Аллах, не спорь.

Недалеко от нарядных больших шатров их пути разошлись: Зайдулла со служанкой направились к шатру принцессы Амиры, а посланник повёл Науваль и Аласкара к месту поединка.

 Тимур уже ждал на специальной площадке, используемой для тренировок. Сын шейха оценил качество доспехов и саблю противника, да в этом жених сестры разбирался. Бойцы осторожно начали сходиться. Тимур сделал резкий выпад, противник, увернувшись, молниеносно нанёс ответный удар. Потребовалась ещё пара ударов, чтобы Тимур понял — принц Зайдулла уступает ему в силе, но опережает в ловкости. Науваль же уяснила, что чем дольше будет затягиваться бой, тем меньше у неё шансов победить. Девушка ринулась в атаку. Противники нанесли друг другу одновременно по неглубокой ране. Сабля Тимура поцарапала Науваль запястье левой руки, сам же сын шейха получил укол в плечо.

Поединок завершился равным счётом. Противники встали друг напротив друга и отсалютовали саблями. Науваль невольно залюбовалась мужественной красотой Тимура. Аласкар перевязал ранку хлопковой тканью. Поклонившись, гости отправились к своему лагерю. Они услышали нежный голос зурны. У развилки Науваль отправилась в шатёр Зайдуллы, а Аласкар — выручать принца.

Принцесса Амира, замерев, наслаждалась чудесной игрой. Она не обратила особого внимания на внешность девушки, играющей на флейте, а вот насыщенный лиловый цвет накидки-джегде запомнился — это был любимый цвет принцессы. Когда очередная мелодия закончилась, у шатра появился чужой воин и обратился к Амире:

— Да преумножит Аллах твою красоту, принцесса! Позволь увести мою невесту. Нам всем нужно готовиться к церемонии встречи.

Принцесса спохватилась:

— Я признательна тебе чужеземец за напоминание о встрече, но слушая мелодии, что сочинил Соловей пустыни, не чувствуешь течения времени. О, девушка, ты играла прекрасно, прими в дар кольцо.

Амира сняла с пальца перстень с рубинами и алмазом и протянула девушке, чьего имени не запомнила. Та взяла перстень, низко поклонилась и ушла вместе с воином.

Принц сгорал от нетерпения узнать о поединке. Как только отошли от лагеря шейха, он спросил:

— Как прошло? Науваль не ранена?

— Небольшая царапина, — махнул рукой воин, — противники были равными. Ты бы видел господин, как хороша моя невеста в ближнем бою.

— Пока мы не дошли до шатра, твоя невеста — я! Нечего заглядываться на других девчонок, — Зайдулла от души улыбнулся своей шутке.

— Мой господин, а ведь принцесса увлечена Соловьём пустыни, да и наградила она тебя по-царски, — заметил Аласкар.

 Принц задумался. Он не разглядел свою невесту, но ей нравилась музыка — это успокаивало и вдохновляло. Возможно, этот брак окажется не таким и плохим.

 В шатре их ждала Науваль, успевшая снять доспехи, на девушке были штаны и рубаха. Принц низко поклонился выручившей его девушке. После чего Зайдулла сорвал ненавистную накидку и платье, оставшись в одних шароварах. Науваль намоченным платком вытирала лицо принца от сурьмы и румян. Аласкар доставал из сундука праздничный наряд. Девушка, убедившись, что следов краски не осталось, накинула платье прямо на рубаху, набросила на голову накидку. Перед тем, как уйти, Науваль напомнила Аласкару:

— Не забудь наложить повязку на запястье принца. Никто не должен ни о чём догадаться.

Воин кивнул. Когда девушка вышла, Аласкар сразу же наложил повязку на правую руку принца.

 



Наталья Алфёрова

Отредактировано: 10.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться