Шутка Песчаной Бури

Глава восьмая. Разоблачение

Зайдулла разглядывал невесту. Он был доволен гладким течением церемонии, а ещё тем, что правильно назвал имя принцессы. Невеста неожиданно понравилась — лицо девушки не ослепляло неземной красотой, но было прелестным и умным. Принц посмотрел на шейха с женой. Высокий мужчина с лицом, прорезанным морщинами и ясными проницательными глазами и маленькая полная женщина с мягкой приветливой улыбкой. Накануне Зайдулла слышал перешептывание своих людей о какой-то давней трагической истории, заставившей отца его невесты ограничиться одной женой. Принца всегда удивляла способность слуг узнавать всё и обо всём.

Зайдулла взглянул на своих телохранителей. Науваль прятала перевязанную руку под накидкой и внимательно наблюдала за сыном шейха — высоким смуглым красавцем. Аласкар не отрывал взгляда от дочери караван-баши, брови воина были нахмурены, губы крепко сжаты. «Ревнует, — решил Зайдулла. — Вот ведь сын осла: может потерять такую девушку из-за веры в предсказания».

Науваль улыбнулась своей мысли, и принц неожиданно понял, кого напоминает девушка. Точно так же улыбалась его мама. Зайдулла тряхнул головой, отгоняя наваждение, и переключил внимание на первого визиря. Визирь от имени падишаха и принца преподносил подарки, сопровождая это должными витиеватыми речами. Музыканты тихо наигрывали на флейтах и руде напевные мелодии.

Церемония встречи и подношения подарков прошла на удивление гладко. Принцесса Амира ничего не перепутала, шейх Айнур и его жена Ямха с одобрением посматривали на жениха дочери, и только Тимура терзало смутное беспокойство — что-то было не правильно. Сын шейха сам не мог понять, что именно.

Внезапно пришло озарение: у принца Зайдуллы была перевязана не та рука! Тимур прекрасно помнил, что ранил противника в левую руку. Повязка справа могла означать только одно — принц отправил на схватку вместо себя кого-то другого. Но вот кого? Ни один воин Зайдуллы для этого не подходил — они были мощнее и выше. Тут ветром откинуло накидку стоящей неподалёку от принца девушки, та быстро вернула ткань на место. Но зоркие глаза сына шейха заметили повязку на левом запястье. От удивления он замер и начал наблюдать за девушкой. Взгляды встретились. Сомнения оставили Тимура — эти глаза смотрели на него во время поединка сквозь прорези маски.

— Отец! — обратился Тимур к шейху. — Позволь мне сказать.

— Говори, — ответил шейх, с интересом взирая на сына. Все недоуменно переглядывались. Тимур ещё больше удивил всех — он подошёл к девушке из сопровождения жениха, взял за руку и подвёл к отцу, сказав:

— Вот воин, с которым я бился утром. Она сражалась в поединке вместо принца Зайдуллы!

— Этого не может быть! — воскликнула принцесса Амира, узнавшая цвет накидки. — Во время поединка эта девушка играла мне песни Соловья пустыни на зурне.

Тимур выхватил флейту из рук одного из музыкантов и протянул девушке в лиловой накидке-джегде.

— Играй! — приказал он. И тут новое потрясение ждало семью шейха. Принц Зайдулла подошёл к Тимуру и к Науваль, растерянно вертевшей в руках флейту.

— Ты прав, Тимур, не со мной ты скрестил сабли. Моё оружие песни и музыка. Это я, тот, кого прозвали Соловьём пустыни, играл для принцессы утром, — произнёс он спокойно.

Шейх встал с возвышения, на котором восседал до того. С одной стороны ему что-то шептала жена, с другой дочь. Зайдулла понял, что Амира могла бы стать идеальной женой для него. Сейчас же когда всё висело на волоске, испытывал сожаление и робкую надежду на благополучный исход. Все замерли, ожидая слова шейха.

— Я принял решение, — произнёс шейх Айнур. — Соловей пустыни достойный жених для Учёной принцессы. Наш уговор с падишахом остаётся в силе.

Зайдулла вздохнул с облегчением и улыбнулся невесте, встретив полный обожания взгляд.

Тимур, не отпустивший от себя Науваль, обратился к шейху:

— Отец — вот девушка, которая станет для меня достойной женой. Ты знаешь, что я давно мечтал о такой. Тигрица лучшая пара для тигра.

— Не торопись, достойный сын достойного отца! — Аласкар, несмотря на вежливую речь, смотрел на Тимура с вызовом. — Я первый предложил Науваль быть моей женой. Она обещала дать ответ.

Тимур потянулся к сабле, висящей на поясе, глаза прищурились:

— Ты хочешь биться, воин? Без боя я эту девушку не отдам!

— Назначай время, я принимаю твой вызов! — Аласкар гордо поднял голову.

— Никаких поединков! — шейх Айнур строго глядел на спорщиков. — Девушка-воительница, сумевшая устоять в поединке с моим сыном, заслужила право сама сделать выбор. Будет так, как решит Науваль.

И люди шейха, и люди Зайдуллы ахнули. Ещё ни разу не было такого, чтобы женщина сама решала свою судьбу. Взгляды устремились к Науваль. Никто не сомневался в выборе девушки: сын шейха против безвестного воина. Дочь караван-баши тоже не сомневалась, да и как сомневаться, если любовь незаметной змейкой пробралась в сердце.

Науваль подошла к Аласкару и взяла его за руку — выбор был сделан.

 



Наталья Алфёрова

Отредактировано: 10.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться