Шутка Песчаной Бури

Глава девятая. Песня любви

На следующее утро Зайдулла стоял около небольшого озера с водопадом. Аласкар и Науваль присели на валуны неподалёку и о чём-то шептались. Аласкар и думать забыл, что недавно грезил о женитьбе на какой-нибудь принцессе. Он с каждой минутой всё больше влюблялся в свою будущую жену. Принц с завистью смотрел на влюблённых. А вот он из-за устаревших обычаев сможет встречаться с невестой только после прибытия во дворец. Это будет через день — караваны готовились вскоре тронуться в путь от оазиса.

Зайдулла обратил взгляд на другой берег и замер — там стояла прекрасная пери из его мечты. Не юная девушка, а молодая женщина в расцвете своей красоты. Словно небесная волшебница, спустившаяся к смертным. Принц почему-то чувствовал, что давно знает эту женщину, что все годы она незримо была рядом, ограждая от бед и даря вдохновение. Вот и сейчас прекрасная пери с лаской и нежностью смотрела на принца. Зайдулла почувствовал отчаяние: это был взгляд старшей сестры или матери, а не возлюбленной.

К пери подбежал мальчишка, наверное, сын, и подошёл мужчина. Взгляды полные любви, которыми обменялась пара не оставили принцу сомнения: его пери жила в другом мире своей жизнью. Мечте суждено остаться мечтой. Но теперь Зайдулла знал, прекрасная пери существует не только в его снах. Она счастлива без него, а ему придётся учиться быть счастливым с другой. Принц будет стараться, он откуда-то знал, что пери так хотелось бы этого!

 Мужчина, женщина и ребёнок ушли. Принц опустился на валун и приложил к губам зурну. Мелодия получилась не печальной, как хотелось принцу, а полной жизни и любви. Словно в сердце родились строки, которые Зайдулла произнёс, после того, как прекратил игру:

— Вслед за тобой полечу, о, прекрасная пери,

Гордый свой нрав укрощу, о, прекрасная пери,

Песком рассыплюсь у ног, о, прекрасная пери,

Всю жизнь тебе посвящу, о, прекрасная пери.

Ни о чём не подозревающие Науваль и Аласкар восторженно слушали принца. Занятые друг другом, они не заметили женщины на том берегу озера. А ведь она смотрела и на них с той же нежностью и заботой. К озеру подошёл первый визирь — пора было пускаться в путь…

— Песчинка! Как неосмотрительно ты показалась на глаза принцу, свет души моей, — Кемаль укоризненно качал головой.

 — Я не думала, что мальчик в меня влюбится. А он даже почувствовал, что это я следила за его судьбой, — царица Пустыни Песчаная Буря виновато глядела на мужа. Она стала царицей недавно — её мама Кара передала дочери власть, чтобы ничто не мешало путешествовать с Гармсилем, горячим ветреным мужем.

 — Поэты всегда проницательнее остальных людей. А ты вновь совершаешь ту же ошибку — не думаешь, какие последствия принесёт твой поступок! Вспомни, как ты поменяла местами Науваль и Зайдуллу, когда они только родились! Дочь падишаха воспитывалась в семье караван-баши, а сын караванщика во дворце падишаха. Каждый из них живёт чужой судьбой. И счастье — что они довольны своими судьбами, — Кемаль говорил открыто, в шатре они были одни: сынишка убежал играть.

Ильгиз, у которого они гостили, направился сообщить родителям, что прибудет во дворец падишаха дня через три. Даже ему Песчинка и Кемаль не открыли тайны подмены младенцев. Они доверяли другу и любили его, но учёный по рассеянности мог проболтаться.

— А этот упрямый воин так никогда и не узнает, что женился на дочери падишаха, и предсказание сбылось, — рассмеялась Песчинка. Кемаль, хоть и сердился на жену и, что таить, слегка ревновал, тоже улыбнулся. Заслышав голоса сына и Ильгиза, супруги вышли из шатра.

— Ты ничего не хочешь мне сказать? — вопрошал учёный сынишку друзей.

— Дядюшка Ильгиз, я только хотел посмотреть на звёзды, трубка сама сломалась, — ребёнок протянул обломки телескопа.

Мальчик ожидал заслуженного наказания и не понимал, почему так безудержно смеются взрослые. Он переводил взгляд с мамы на папу и дядю Ильгиза и с надеждой думал: «Может, и за то, что в Глубокий колодец спускался, ругать не будут».

 

Конец третьей части.



Наталья Алфёрова

Отредактировано: 10.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться