Шутка Песчаной Бури

Глава шестая. Царские забавы

Столичный город руссов путников потряс. Это была не роскошь разнежившегося под солнцем Востока, это была суровая красота заснеженного края. Деревья, окутанные инеем, снег, искрящийся на солнце и слепящий белизной, оттеняли башни, стену с бойницами и собор с нарядными куполами. Путники остановились в одном из трактиров, заняв комнатки на втором этаже. Каримбек со своим толмачом стали частыми гостями у царя, купец Рашид при помощи Ибрагима вёл торговлю и очень успешно. На днях ожидался обоз из-за Каменного пояса — купцы руссов должны были привезти закупленные у охотников меха. Рашид ещё в прошлый приезд сделал большой заказ и поэтому ждал с нетерпением.

Тимур и Аласкар, не зная чем себя занять, гуляли по городу. Как-то они набрели на кузницу — узнав по характерному звону — ударам молота о металл. Они встали в дверях — на них пахнуло жаром. Полыхал горн, мальчишка — подмастерье раздувал меха, а высокий мощный кузнец превращал раскалённый кусок металла в лезвие ножа. Когда всё было готово, кузнец опустил лезвие в воду. На полке лежали уже готовые ножи. Аласкар протянул руку к одному из них, вопросительно глядя на кузнеца, выпрямившегося передохнуть. Тот кивнул головой, разрешая посмотреть.

Воин по достоинству оценил клинок. Он показал мастеру свой кошель, мол, продай. Кузнец отрицательно покачал головой. Глаза его озорно заблестели. Мастер протянул Аласкару кожаный фартук и показал на место напротив себя, затем на нож. Воин понял, что кузнец согласен продать нож, если покупатель поработает подручным. В глазах Аласкара вспыхнул азарт. Он скинул тулуп, шапку и кафтан и одел фартук. Кузнец знаками показывал, что делать. Как раз в горне подоспел ещё один брусок металла. Тимур, тоже скинувший тулуп, с удовольствием наблюдал за работой кузнеца-оружейника.

Аласкар справлялся хорошо. После окончания ковки, кузнец похлопал воина по плечу и вручил нож, отказавшись от денег. Тогда Аласкар снял с пояса свой кинжал и протянул мастеру. Тот подарок принял, с удовольствием рассматривая работу иноземных мастеров.

Спустя несколько дней Каримбек позвал Тимура с собой к царю, попросив сына шейха одеться в праздничные одежды. Тигр так и сделал. На всякий случай он прицепил к поясу саблю — подарок брата. Она как нельзя лучше подходила — ножны украшал рисунок золотом с вкраплением драгоценных камней. Тимур заметил, как нукер царя руссов не отводит взгляда от этой сабли. Толмач Каримбека называл имя нукера, но Тимур не запомнил, что-то похожее на Малика — стража ворот в Ад.

Царь, его жена приближённые и гости вышли на балкончик, внизу в огороженном дворе что-то готовилось. Толмач потихоньку объяснил, что сегодня они увидят новую забаву царя. Будет затравлен медведем, заранее растравленным собаками, один из непокорных рабов. Тимур не удивился. Если у кочевников его народа жизнь каждого из людей ценилась на вес золота, то во дворцах султанов и падишахов владыки нередко развлекались, скармливая провинившихся голодным леопардам или сталкивая в яму с ядовитыми змеями. Удивился он другому — с каким видом ждёт представления жена царя — её ноздри раздувались от предвкушения, а красивое лицо приобрело хищное выражение. Тимур подумал, что Аллах отвёл его от женитьбы на подобной красавице, опасной как гюрза.

Когда сын шейха перевёл взгляд на площадку под балконом — опешил. В центр втолкнули кузнеца. Того самого оружейника, обменявшегося с Аласкаром ножами. В руках его была палка с раздвоенным концом. Но Тимур понимал, что ни палка, ни мощь не защитят от взбешённого зверя. Когда во двор завели и спустили с цепей медведя, Тимур взялся за талисман, представив Царицу Пустыни и обращаясь мысленно к ней: «Это искусный мастер, он не заслуживает такой смерти. Прошу, помоги, но так, чтобы люди царя не догадались о помощи!»

От первого броска медведя кузнец отклонился. А перед следующим из-за туч вырвался луч солнца, и ослеплённый зверь нарвался на рогатину. Царь что-то приказал. Царские слуги подбежали к медведю и загнали его в клетку. Как пояснил толмач, царь не захотел губить зверя, чтобы не отлавливать для следующего раза другого. И ещё Тимур выяснил, что за все царские развлечения отвечает его нукер. Царь с царицей удалились, а Тимур, попросив у Каримбека толмача, подошёл к нукеру. Любопытный Каримбек последовал за ними.

Тимур отстегнул от пояса саблю и попросил толмача спросить, не обменяет ли помощник царя на саблю знаменитого оружейника раба, что дрался с медведем. Нукер кивнул и взял саблю, затем что-то сказал. Толмач перевёл, что сын шейха может забрать и мальчишку — подмастерье, схваченного вместе с кузнецом. Тимур тоже склонил голову, хотя мальчишка ему был совершенно не нужен, но такая сабля по справедливости стоила двух, а то и трёх рабов.

Когда Тимур привёл кузнеца и мальчишку, Аласкар и Ибрагим встретили их удивлёнными восклицаниями. При помощи Ибрагима выяснилось, что кузнец, по прозвищу Сила заступился за дочь соседа и побил одного из воинов нукера, пристававшего к девушке. А мальчишку схватили за то, что он кинулся на воинов забиравших мастера из кузни. Мальчишка по имени Стёпка сообщил с гордостью, что одного из воинов он успел укусить. Сила что-то спросил. Ибрагим перевёл

— Кузнец благодарит за спасение и спрашивает куда ты, его хозяин, повезёшь их со Стёпкой.

Тимур ответил:

— Скажи, что когда мы отправимся в обратный путь, после первого же постоялого двора они могут идти, куда захотят.

Сила выслушав, ударил себя кулаком в грудь и что-то торжественно произнёс. Турок перевёл снова:

— Мастер клянётся, Тигр, что обязательно выкует тебе саблю не хуже той, что ты за них отдал.

Тимур кивнул, хотя и сильно сомневался. Ему не дано было знать, что через несколько лет кузнец выполнит свою клятву и передаст саблю.

 



Наталья Алфёрова

Отредактировано: 10.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться