Шутка Песчаной Бури

Глава первая. Нур — дочь шейха

Лёгкий ветерок нагонял прохладу, полуденный зной потихоньку отступал. Нур подошла к городским воротам. Дорогу преградил стражник.

— Детям нельзя одним выходить из города, — заявил он.

— Уважаемый, позволь пройти, я всего лишь к заброшенному колодцу. Это недалеко. А если не пропустишь, сглажу! — девочка устремила на стражника большие голубые глаза, стараясь не моргать.

Стражник отступил, бледность покрыла смуглое лицо.

— Иди, — буркнул он и шёпотом прочитал молитву.

Девочка вышла из города. Вплетённые в косички бубенчики радостно звенели в такт её шагам. Нур прекрасно знала о суеверии, распространённом среди жителей пустыни — люди с голубыми глазами могут сглазить, и бессовестно этим пользовалась. Правда, на кочевников её племени этот фокус уже не действовал. За пять лет они привыкли к необычной внешности дочери их шейха Тимура.

Нур нравилась жизнь в пустыне, лишь заснеженные вершины гор иногда напоминали о родной стороне. Да ещё отец, который часто разговаривал с любимой дочкой на её родном языке и использовал каждую возможность пригласить путешественников и купцов, побывавших в далёкой Руси. Вот и сейчас шейх привёз Нур к своей сестре Амире, жене падишаха Зайдуллы, не только погостить. На днях ожидалось прибытие каравана купца Рашида. Во дворце падишаха только и было разговоров о прекрасных мехах, вкусном мёде, деревянных детских игрушках. Марьям и два их с Тимуром сына-погодка остались в лагере кочевников, мальчики были ещё малы для путешествий. Любимца кота Шайтана девочка оставила с привязавшимися к нему братьями.

Нур радовалась не только возможности увидеться с купцом, всегда баловавшим девочку подарками. У неё появилась возможность проверить, а правда ли, что со дна Глубокого колодца даже днём видны звёзды? Так же, как в телескоп дяди Ильгиза, папиного брата. Азиз говорил, что видел. Неужели этот задавака сумел увидеть, а она, Нур, не сможет. Девочка решила сначала посмотреть, что там, у колодца, а потом уже вернуться со всем, что понадобится. Правда, Азиз утверждал, что в Глубоком колодце живёт джинн. Но Нур ему не верила. Когда она только приехала с отцом, Азиз, сын знакомых семьи, часто пугал девочку всякими небылицами. Пользовался тем, что старше!

При воспоминании об Азизе Нур даже споткнулась от возмущения и чуть не упала, когда же выровнялась и подняла голову — увидела большое наполовину засохшее дерево и около него цель своего пути. Она ускорила шаг и вскоре стояла около Глубокого колодца. Девочка деловито осмотрела каменную кладку, одобрительно кивнула, обнаружив подходящий для закрепления верёвки камень. Вот только верёвку она подготовила недостаточно длинную. Нужно будет раздобыть ещё такую же.

— Что ты здесь делаешь, чужестранка? — нежный женский голос, заставил Нур подпрыгнуть от неожиданности и обернуться. Рядом стояла девушка, на вид ровесница Азиза или чуть старше.

— Я не чужестранка, а Нур — дочь шейха Тимура, прозванного за храбрость Тигром, — гордо ответила Нур.

— Не может быть! — воскликнула незнакомка.

— Это почему не может? — в голосе девочки прозвучали нотки вызова. В начале пребывания в пустыне ей частенько приходилась лупить сверстников, усомнившихся в том, что Тигр её отец.

— Я знала одного Тигра, но он принц, сын шейха Айнура. И он слишком молод для такой дочери, как ты.

Нур смягчилась, обычно сомневались из-за её внешности, поэтому мирно ответила:

— Я его приёмная дочь, он привёз меня из своего путешествия по Руси. А шейхом отец стал уже давно, с тех пор, как дедушка Айнур отправился совершать хадж. Путешествие по святым местам. А кто ты, незнакомка?

— Дух этого колодца, младший джинн, — представилась девушка.

Нур громко рассмеялась:

— Ты шутница, я бы хотела иметь такую подругу! А то вокруг меня постоянно мальчишки. Только у дяди Ильгиза дочка, но мы не часто бываем в Дамаске.

— Эй, мерзкий джинн, немедленно отойди от Нур! — раздался грозный голос.

Девочки обернулись. Высокий худощавый подросток стоял, нахмурив брови.

 



Наталья Алфёрова

Отредактировано: 10.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться