Шутка Песчаной Бури

Глава четвёртая. Подарок кузнеца

Нур старалась идти спокойно, а так хотелось пуститься вприпрыжку. Девочку терзало любопытство, что же за гостя привёз купец. Тимур с улыбкой поглядывал на дочь. Хотя, что скрывать, Рашид заинтересовал и его. Дом купец купил неподалёку от караван-сарая. Каждый раз, возвращаясь с караваном из странствий, он намеревался осесть на месте. Но вновь и вновь пускался в путь.

Рядом с купцом Рашидом стоял высокий широкоплечий светловолосый подросток. Он в пояс поклонился Тимуру и подал саблю в кожаных ножнах со словами:

— Поклон тебе, Тигр, от дядьки моего Силы. Прими обещанное, — сам же с удивлением поглядывал на Нур, правильно угадав в ней славянскую кровь.

Тимур достал саблю и полюбовался отточенным лезвием, попробовал согнуть.

— Не обманул кузнец — клинок не хуже того, что я обменял на вас. Ты ведь Стёпка, подмастерье?

— Я говорил, что тебя помнят, — обратился к Стёпке обрадованный купец. И пояснил Тигру: — Степан уже и сам почти мастер. Видишь, как вырос. А пока караван шёл, язык наш выучил — молодец.

По приглашению купца все расселись на мягкие подушки и взяли пиалы с ароматным кок—чаем. На серебряных подносах возвышались груды сладостей и фруктов. Потекла неспешная беседа. Стёпка рассказал, что кузнец отправился за Каменный Пояс. Прослышал Сила, что у охотников, хоть они и дикие, бабы смирные, покорные, решил сосватать. А перед отъездом подмастерью вручил саблю, велел дождаться купца Рашида, и с ним отправляться в путь.

— С собой возьму Степана в Поднебесную, очень хочет посмотреть страны дальние. Вот отдохнём и в путь, — Рашид с удовольствием вдыхал аромат чая и, прищурившись, рассказывал: — Везу Императору меха чёрных лисиц. Прошлый раз обещал. Не подвели купцы московские, привезли к сроку. Ну и прочие меха: соболя, горностая, песца. Обещали за них в Китае вазы дивные, фарфоровые. И тебе, Тигр, привезу.

Тигр улыбнулся:

— Вазу не надо. А вот слышал, есть там фигурки из фарфора, дочке моей привези. Хочешь, Нур? — хотел Верблюжонком назвать, да при Степане не стал. Прав старый падишах, подросла дочка.

— Хочу! — захлопала в ладоши девочка, но тут же нахмурилась. — Папа, а тебя имам не будет снова ругать? У нас ведь мастерам нельзя живое рисовать или лепить.

— А мы ему не покажем, — заговорщески подмигнул Тигр.

Рашид поцокал языком, вроде как осуждающе, но и у самого в глазах мелькнула озорная искорка.

Договорились, что на следующий день Нур покажет Степану город и познакомит с Азизом, чтобы гость не скучал. А купец надумал навестить старых знакомых и пригласил с собой Тимура.



Наталья Алфёрова

Отредактировано: 10.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться