Шутка Песчаной Бури

Глава седьмая. Владыка зла и царица Пустыни

Иблис подвёл гостью в центр ковра, взмахнул рукой. И пригласил присесть на появившиеся, словно из воздуха, шёлковые подушки.

— Сгораю от нетерпения, душа пустыни, узнать, что привело тебя ко мне! — воскликнул он.

— По—прежнему не хочешь читать мысли? — улыбнулась Песчинка.

— Это слишком скучно! Лучше попробую угадать, — Владыка зла наморщил лоб. — Ты, наконец-то, решила бросить своего человека и стать моей спутницей. Ну-ну, не хмурь брови, не угадал, хотя жаль. Очень жаль. Тогда так: ты пришла просить бессмертие для своего мужа, — уверенно, даже торжествующе, заявил Иблис.

— Ты ошибся, Владыка зла, — раздался спокойный ответ. — Кемаль не хочет бессмертия. Сказал, что будет следовать пути, предначертанному ему Книгой Судеб. Позволь мне прожить вместе с мужем обычную земную жизнь.

Иблис замер, затем вскочил и воскликнул:

— Неужели уши не подвели меня? Ты хочешь отказаться от бессмертия?!

— На этот раз ты угадал. Прошу, позволь, ведь это только в твоей власти.

— Ты поразила и удивила меня, царица, так, как никто не удивлял! — Владыка зла заходил вдоль водопада. Каждый шаг сопровождался алыми всполохами на стенах. Иблис остановился и, устремив взор на водопад, заговорил, словно сам с собой: — Невероятно, немыслимо… Сколько их было за тысячелетия — выпрашивающих вечную жизнь и неувядающую молодость. Что только они не предлагали взамен: золото, каменья, свою душу, жизнь близких. Но отказаться…

Тут Иблис резко повернулся вокруг себя и принял другое обличье. Слепящий красотой и исходящим от золотистых одежд светом, с белоснежными крыльями ангел направился к Песчинке. Он взял руку царицы пустыни и произнёс:

— Душа пустыни! Я вновь прошу стать моей спутницей. Зачем тебе обычный человек, будь он трижды достойным и четырежды храбрым. Разве сравнится он со мной в силе и красоте?

Песчинка встала, и смело взглянула в ослепительное лицо.

— Я не видела никого прекраснее тебя, Владыка зла. Но для меня есть только Кемаль. Обычный человек и потому смертный. Позволь мне прожить рядом с ним, стариться вместе и вместе покинуть мир. Зачем мне вечность без него? Я не постою за оплатой.

Иблис отпустил руку Песчинки и принял прежний облик.

— Такая любовь достойна выполнения просьбы без всякой оплаты. Но кто будет править твоим миром?

— Сын растёт. И вскоре приведёт избранницу. Будь она человек или джинн, я с радостью передам трон.

— Что же, душа пустыни, пусть будет, как ты хочешь. А теперь пойдём, я покажу свои владения.

Иблис и Песчинка пошли к выходу из Грота Раздумий. Неожиданно Иблис почувствовал чьё-то присутствие. «Опять Дух колодца, — подумал он. — И не одна. Верхний круг ада из-за этой девчонки превратился в караван-сарай. Тащит всех подряд».

Однако, взглянув на спутницу, передумал выяснять и наказывать джинна сразу, вспомнив, как страшен в гневе. Ведь хорошо выглядеть перед той, что нравится, стремятся не только безусые мальчишки.

Как только стихли шаги, Джумана перенесла друзей и возлюбленного к Глубокому колодцу. Все расселись в тени старого дерева и молчали. Так потрясло увиденное.

Джумана мучительно раздумывала, что лучше попросить у Иблиса: бессмертие для Степана или свободу для себя.

Степан, любуясь своей «жемчужиной» думал, как тяжело будет расстаться с ней на время путешествия в Поднебесную.

Азиз впервые заметил, что Нур почти взрослая. «Ещё немного и она станет настоящей красавицей. А согласится ли Нур быть царицей Пустыни?» — пришла неожиданная мысль.

А Нур мечтала о любви, такой, ради которой можно отказаться даже от вечной жизни.

 



Наталья Алфёрова

Отредактировано: 10.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться