Шутка Песчаной Бури

Глава пятая. Украшения для любимой

После отдыха на привале заехали ещё в одно приграничное селение, последний пункт досмотра перед дорогой в столицу. И здесь несколько воинов носили парчовые халаты. Один из них, по всей видимости, старший, подошёл к купцу Рашиду и долго объяснялся через толмача. При этом часто поглядывал на стоящего неподалёку кузнеца. Степану стало тревожно, и когда купец, наконец, освободился и подошёл к караванщикам, он спросил:

— Что этому, парчовому нужно?

Рашид замялся, но ответил правду:

— Друг мой! Я так хотел показать тебе столицу Поднебесной, взять во дворец Императора. Прости, тебе придётся подождать в приграничном городе, в том доме, где мы останавливались. Сын Неба, так здесь называют себя правители, остерегается чужеземцев с голубыми глазами. Провидец предсказал Императору смерть от одного из них. И часть погонщиков придётся оставить, из-за волнений в южных провинциях пришёл приказ не пропускать много людей с караванами. Вместо них дадут несколько воинов. Я доверю им самых зловредных верблюдов, — усмехнулся купец.     

— Не огорчайся, в городе есть что посмотреть. Как быстро ты вернёшься? — спросил кузнец.

— Через десять дней.

— Десять? — Степан задумался, ведь только в путешествии с купцом он научился считать.

— Вот столько, — Рашид растопырил пальцы одной руки, — и вот столько, — показал пятерню другой.

Два раза по пять — это Степан знал. Перед прощанием Рашид вручил другу кошель с монетами:

— Это только тебе, для погонщиков я уже дал. Проведи время хорошо.

Вскоре небольшой отряд всадников отправился обратно. Караван остался ожидать досмотра, на этом пункте у Рашида знакомых не было.     

В тот же день Степан отправился погулять по городу. Уже знакомый рикша жестом пригласил проехаться. Кузнец так же жестом показал, что хочет идти пешком. Китаец кивнул понимающе. Степан осматривал дома, напоминающие формой водопады на оазисах — ступеньками, любовался бумажными фонарями и драконами.

На лавочку-тележку торговца набрёл случайно и замер от открывшейся красоты? Кованые женские украшения — серебряные, золотые, медные, заставили вспомнить о Джумане. Как хороша будет его волшебница в них! Но кузнец захотел не купить, а сам выковать такие. Вот только найти бы мастера, их изготовившего. Наугад обратился к торговцу, многие жители приграничья знали разные языки. Ему повезло, торговец всё понял.

— Я отведу тебя к кузнецу, выковавшему украшения. Он с радостью возьмёт ученика. Но хватит ли у тебя смелости, чужеземец?

— Мастер так страшен? — улыбнулся кузнец.

— По меркам человека — да, по меркам дива — нет. Это хозяин перевала.

Степан вспомнил трёхголовое чудище на горе. Понял, ради того, чтоб доставить радость любимой, он согласен учиться у самого чёрта, тем более, здесь душу не потребуют.

— Сколько мне нужно заплатить за обучение? — решил он всё же уточнить.

— Пару монет мне, за то, что укажу путь. А хозяин будет рад ученику и даже сам одарит тебя. Когда хочешь идти?

— Сейчас. — Кузнец подумал: до возвращения Рашида успеет вернуться.

Торговец крикнул куда-то в сторону, из ближнего дома выскочил молодой китаец и закивал, принимая тележку и слушая распоряжения.

Выйдя из города, Степан и торговец двинулись по узкой дороге и вышли к горам правее перевала. Спутник подвёл кузнеца к подножию и указал на неприметный светлый домик. Сам Степан не заметил бы его на фоне снега. Он рассчитался с торговцем, перекрестился, собрался с духом и ступил на тропу.

 



Наталья Алфёрова

Отредактировано: 10.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться