Шутка Песчаной Бури

Глава шестая. Хозяин перевала

Торговец оказался прав, хозяин перевала обрадовался ученику. Див Шан, а это оказался именно он, поселился на Тибете после того, как его выгнали из Замка Мираж. Див был сам виноват. Не удержался и вновь облизнулся на Кемаля, уж очень аппетитно выглядят те, кто любят и те, кого любят. Он легко отделался — всего лишь изгнанием, хотя Песчинка, тогда только ставшая царицей, грозилась отсечь кинжалом язык, все три. Шан здорово перепугался разгневанной Песчаной Бури.

Диву хорошо жилось на перевале, вот только временами становилось скучно. Он с удовольствием взялся обучить Степана особому виду ковки за десять дней. Два мастера с увлечением взялись за дело. Степан выполнял данные Шаном задания, а див, соскучившийся по общению, рассказывал, рассказывал и рассказывал — три головы по очереди. Первым было повествование о том, как Шана изгнали сородичи.

— Из-за вас двоих! — возмущённо напомнила средняя голова, обращаясь к двум крайним.

— Мы же не виноваты, что на корону не хватило золота, — возразила левая.

— Всего-то чуть-чуть, — добавила правая.

— Разве это было причиной отпиливать кончик рога у статуи Чёрного Дива, прародителя всех дивов? — грозно вопросила средняя.

— Конечно! — хором ответили крайние. — Где б мы ещё взяли золото. Кто же знал, что рог отвалится!

Снаружи раздались шаги. В домик-кузню вошёл стройный высокий мужчина с надменно поднятой головой.

— Приветствую тебя, Шан, — произнёс он.

Див склонился в поклоне. Правая голова повернулась к Степану и моргала, пытаясь подать какие-то знаки. Кузнец лишь слегка кивнул вошедшему и продолжил свою работу. Глаза правой головы округлились. Средняя же сказала:

— Да преумножится твоё семейство, благородный Ю.

— Ты угадал, Шан. Вскоре я приведу в дом ещё одну жену. Возможно, она будет хоть немного похожей на ... — мужчина, названный Ю, не договорил, оборвав себя.

— Ты всё ещё не можешь забыть Песчинку, достойнейший? — спросила средняя голова.

— Ничего подобного, я не помню, как она меня отвергла, предпочтя обычного человека. Говорят, она собирается ради него отказаться от бессмертия. Но меня это совсем не интересует! Шан, ты должен выковать для новой моей жены украшение, подобное тому, что было в день моего первого посещения Замка Мираж на той, которую я не помню.

Див прошёл за наковальню и достал из сундука золотое ожерелье.

— Прими, благородный Ю, — с поклоном протянул он украшение.

— Шан, ты провидец! — воскликнул Ю и кинул диву туго набитый кошель.

Шан ловко поймал его.

— Ты всем своим семи жёнам заказывал такие украшения, легко было предвидеть, что, собравшись обзавестись восьмой, придёшь снова, — пояснила средняя голова.

Див и гость раскланялись прощаясь. У самого порога мужчина обернулся:

— У тебя слишком дерзкий ученик, Шан, — и вышел.

Див повернулся к Степану, обошёл со всех сторон, отошёл и посмотрел издали.

— Кто это был, Шан? — спросил кузнец.

Див выглянул за дверь, вернулся, вновь осмотрел ученика.

— Дракон Ю, сын драконов Радуги-ни и Радуги-хуна, — ответила средняя голова.

— Странно, он тебя не заколдовал, — удивилась левая.

— И даже не попытался съесть, — поддержала правая.

— Почему кому-то надо меня заколдовывать? — в свою очередь удивился Степан. — А разве драконы принимают вид людей?

— Ты недостаточно низко ему поклонился, Ю такого не прощает, — пояснила средняя голова. — Да, драконы любят человеческий облик.

Кузнец продолжил ковку. Головы дива целый вечер обсуждали причину, по которой мстительный дракон оставил Степана без наказания. И, наконец, решили, что Ю растревожили воспоминания о первой любви, и он забыл об остальном. Хотя и не верилось, но выглядело всё именно так.



Наталья Алфёрова

Отредактировано: 10.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться