Шутки Георга Дебича

Размер шрифта: - +

Глава 2

Девочки любят истории из прошлого − это Гарж отлично знал, поэтому, елозя на смуглых бедрах Жан, без устали рассказывал о своей жизни. Совершенно бездарно и неправдоподобно, гротескно и по-клоунски кривляясь, но девушка была не в претензии. Она вообще говорила мало, плохо, зато много улыбалась и с удовольствием шла на контакт.

Знакомы они были не очень давно, поэтому всех все устраивало: Жан еще не начала вслушиваться в каждую историю, поэтому пока что не обнаружила разительного несоответствия  между судьбой богатого-наследника отказника и несчастного сироты. Историй же у Гаржа была целая библиотека, а длинный язык в отрыве от мозга мог молоть что угодно. Так что он даже не запоминал, что рассказывает.

Жан спустила ноги с кровати, поболтала ими и неохотно ступила на холодный паркет. Перебежала на ковер, потопталась по нему и скользнула в душ. Гарж перекатился на бок, расправил сбитую подушку, подвернувшуюся под руку, и накрылся одеялом.

На Хопе, одном из Новых Штатов Ориона, стояла зима. Уже третья за последние полгода. Между каждой зимой мелькала неделя лета, за время которой снег едва успевал сходить и превращал дороги в грязевое месиво, после чего снова ложился снег. Гарж совсем не разбирался в метеорологии, что не мешало ему искренне, как и всем жителям Хопа, не любить искривленную орбиту, по которой двигалась их планетка. Но он, в отличие от остальных хопцев, всегда был готов собрать свой чемоданчик и отправиться в далекое путешествие.

Жан что-то пела в душе, поливаясь то холодной, то горячей водой (от одной этой мысли Гаржу стало холодно и он натянул одеяло на голову, после чего пришлось втягивать уже пятки). На холодной струе Жан взволнованно вскрикивала, на теплой – недовольно ворчала. Но в целом мелодия песни, которую она напевала, не менялась.

В комнате было не очень холодно, но всяко холоднее, чем под одеялом. В пододеяльной темноте мигнули и пискнули наручные часы, сообщающие, что какой-то незваный урод топает по подъездной дорожке к дому. Гарж с интересом глянул на миниатюрный экран, но не увидел ничего, кроме бурана и темной мельтешащей фигуры за ним.

Пришлось вставать.

Гарж накинул на плечи халат и протопал в коридор, шлепая голыми пятками по полу. Монитор на двери мигнул и зарябил, показав гостя. Гарж и так голову наклонил, и эдак, но все равно не смог даже предположить, кто прячется за надвинутым капюшоном дутой куртки.

− Кто? – нажав на кнопку включения динамика, поинтересовался Гарж.

− Я, − отозвался капюшон.

− Действительно, − разочарованно пробормотал Гарж, открывая дверь. Заметенная снегом фигура сделала шаг в теплый коридор и скинула капюшон.

− А-а-а! – восхищенно вскрикнул Гарж и кинулся стряхивать с фигуры снег, чтобы заключить ее в объятия.

− Говорю же, я, − резонно заметил Дьюла Эссенжи, поднимая на лоб тактические очки, не только защищавшие глаза от снега, но и служившие средством связи на многих кораблях.

− Это какими такими судьбами ты на нашем борту? – Гарж перестал обнимать друга и отошел на пару шагов – от Дьюлы веяло уличным холодом. – Аррр, я слишком рад, даже несмотря на то, что догадываюсь, какими судьбами ты прибыл.

− Еще бы, − Дьюла подмигнул и первым проскользнул в комнату. Гарж немного замешкался и услышал девичий визг, побудивший его поспешить.

По комнате, хватаясь то за подушки, то за комок пледа на кресле, металась Жан. Дьюла, ухмыляясь, неотрывно за ней наблюдал.

Жан, наконец, перестала паниковать и нырнула под одеяло. Высунула оттуда курносый нос и подарила Дьюле уже более дружелюбную улыбку.

− Жан, это мой друг Дьюу-у-у-ула. Да, − Гарж закинул руку на плечо Эссенжи, −  так и произносится.

Он сложил губы бантиком, но в итоге ухмыльнулся и сломал всю фонетическую конструкцию.

− Можете называть меня просто Дьюла, если так будет проще, − Эссенжи, когда хотел, мог быть чертовки обаятельным. Особенно тогда, когда его друг начинал нести откровенный бред.

Жан заулыбалась и послушно повторила:

− Дьл.

− О, я забыл! − спохватился Гарж, подталкивая Эссенжи в сторону кухни. − Она вообще-то не очень умеет произносить гласные. Но мы учимся.

− Тогда как ты узнал, что она Жан, а не какая-нибудь Жен или Жун? – усмехнулся Дьюла, падая на высокий стул и протирая краем футболки стекла своих тактических очков.

− Угадал, − беззаботно заулыбался Гарж. – Только сними, пожалуйста, эту дрянь. А то мне постоянно кажется, что прогресс дошел до того, что теперь ты можешь увидеть меня голым, когда надеваешь эти очки. – Гарж почесал затылок, поправил пояс халата и хохотнул. – Хоть я и помню, что еще год назад это было не так, а то я бы… ух бы!

− Да, точно, именно за этим я и приехал, − Дьюла снова нацепил на нос очки. – Связи жду.

− Так-так, − Гарж пододвинул стул, сел напротив друга и с большим интересом уставился на него, взволнованно выкатив глаза. Дьюла никогда не приходил просто так, несмотря на дружбу, образовавшуюся за время совместной работы.



Владислав Чупрасов и Римма Храбрых

Отредактировано: 30.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться