Шутки Георга Дебича

Размер шрифта: - +

Эпилог

На экране номер десять разворачивалась игра в покер. Дальше, по убыванию – понтун, карибские 21, техасский холдем, испанские 21, рулетка, страваганза.

Нижний ряд экранов – коридоры, мотельные комнаты наверху, туалеты.

И еще ниже – причалы с ангарами для личных шаттлов.

Гаржу нравилось наблюдать. Он сложил ноги на стол, откинулся на спинку покачивающегося стула, поставил на колено бокал с виски. Ему было просто отлично.

Так хорошо, как давненько не было. Не исключено, что дело было в том, что Гарж был уже прилично пьян.

Но кого это, черт возьми, волнует?

Наслаждаясь собственной компанией, Гарж переключал экраны, меняя камеры с одной на другую. Изображения появлялись на главном экране, вращались и приближались. Заинтересовавшись одним из игроков техасского холдема, Гарж постучал пальцем по экрану, приближая изображение. Поймав пальцами лицо человека, Гарж смахнул его на соседний экран. Личное дело (скажем так, эта функция «узнавания» стоила довольно много денег, но Гарж их больше не жалел) развернулось за считаные секунды – видимо, игрок ничего не скрывал.

– Оу, – удивленно протянул Гарж и помахал рукой личному делу. В холдем резался не кто иной, как один из известнейших молодых писателей. За три года он написал уже пять книг, каждая из которых стала бестселлером.

Гарж их не читал – но названия были знакомыми, баннеры и рекламы с ними можно было увидеть на любой цивилизованной планете.

Черт возьми, а?

Отодвинув экран с писателем, чтобы не мешал, Гарж запустил поиск. Умные камеры быстро нашли и продемонстрировали ему местонахождение Дьюлы. Эссенжи сидел за столом баккары, закрыв глаза. Перед ним на столе лежали спроецированные карты рубашками вверх. Рядом с его расслабленно лежащей рукой стояла табличка, демонстрирующая выигрыш в данной игре.

Гарж покачал головой, поднялся и вышел из кабинета.

Помимо служебных кабинетов на самом верху корабля была еще огромная гостиная – с выпуклым, совершенно прозрачным потолком. Она не предполагалась для съема или принятия гостей. Ее очень любил Дьюла, запретивший кого-либо туда пускать. Гарж прошел через зал, вышел в коридор и на лифте начал спускаться на уровни вниз.

Их казино (огромный корабль класса «Коста») неспешно дрейфовало вокруг одной из средней удаленности планет. Настолько удаленной, чтобы добраться до нее могли только  те, кому это в самом деле было интересно. А главное, те, у кого были на это деньги.

На многих планетах азартные игры были официально запрещены уже много лет. Запрещающего закона не было, пожалуй, только на Новых Штатах Ориона, но туда вообще редко заявлялись приличные люди. Неприличные же хозяев казино – в данной ситуации Гаржа и Дьюлу – не интересовали.

Гарж спустился на этаж карточных игр. Яркий свет бил по участникам игр, более приглушенный – по столам, чтобы было видно проекции, а между столами было темно. Мужчины в костюмах, молодые люди в рубашках, девушки в разной откровенности одеждах – все сталкивались, мешали друг другу пройти, обнимались и глупо хихикали. Гарж лавировал между ними, не давая поймасть себя за рукав и затянуть в игру.

Ему эти игры не нравились. Чего нельзя было сказать о Дьюле, снявшем очередной куш.

– Эй, завязывай. Пошли, дело есть, – Гарж ухватил друга за локоть, не давая сделать очередную ставку.

– А? – Дьюла поднял на него совершенно белые глаза, и Гаржа в очередной раз передернуло.

– Пошли, говорю, познакомлю тебя с одним писателем. Известным.

Дьюла безрадостно скривился, но встал.

– Эту без меня, – сообщил он заметно приободрившимся соигрокам.

Они отошли на значительное расстояние, чтобы их не было слышно, когда Гарж с упреком заметил:

– Ты все дуришь игроков? Смотри, узнают, что ты здесь почти самый главный – проблем не оберешься.

– Да кто подумает, что слепой парень здесь всем заведует? – Дьюла пожал плечами. – Смотрят на меня и уверены – если этот ничего не видит, то его сделать раз плюнуть.

– Так, – Гарж остановился. – А ну прекращай, мы же знакомиться идем.

Дьюла тоже встал, поджал губы и закрыл глаза. Потер глазные яблоки и те с мерзким чавкающим звуком встали на место.

– Это отвратительно, ты знаешь?

– Да ладно, – Дьюла усмехнулся. – Эти парни реально думают, что я не поставил бы себе новые глаза. Видимо, считают меня бедным дурачком без медицинской страховки.

Гарж покачал головой, выныривая в луч света за одним из игроком техасского холдема.

– Извините за беспокойство. Можно ваш автограф?

Мужчина, сидевший к ним спиной, замер. Его руки, сделанные не то из хорошего металла, не то из добротного пластика, тускло поблескивали в свете ламп и зеленых голографов.



Владислав Чупрасов и Римма Храбрых

Отредактировано: 30.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться