Сибилла Вейн и Древние

Размер шрифта: - +

Глава 3.

«Лия подошла вплотную к Эстер и картинно закатила глаза:

-Ты всего лишь малолетняя хамка, Картрайт,-произнесла она той на ухо.-И абсолютное ничтожество без своего брата.

Эстер нахмурилась. Кажется, она была готова вцепится в роскошную шевелюру девушки и вырвать её волосы ко всем чертям. Но Картрайт ещё неплохо себя контролировала:

-То, что ты спишь с моим братом, не даёт тебе права оскорблять меня и кого-либо другого,-процедила Эстер сквозь зубы.-Ты лишь его очередная девушка на ночь, и он променяет тебя через несколько дней на любую другую юбку.

Лицо Лии побагровело. Она вошла в состояние безудержного гнева.

-Ты мелкая дрянь,-прошипела она.

-А ты беспринципная стерва, не имеющая ни малейшего представления о моральных устоях. Скольких ты парней уже сменила за этот год? Десять? Двадцать?

Да, Эстер тоже умеет показывать свои острые клыки. Лия заскрежетала зубами и перевела взгляд на меня:

-А это что у нас тут за овечка?-спросила она, наигранно мило улыбаясь.

-Не твою дело, Лия,-ответила Маргарет, а я вовсе глаза смотрела на Лию Морган. Она меня определённо чем-то пугала и в тоже время завораживала, что мне хотелось смотреть только на неё. На её лице промелькнуло удивление. Она посмотрела быстро на Эстер, и та неожиданно кивнула ей».

-Стоп!-заорал режиссёр, и мы тут же испуганно подпрыгнули на месте от неожиданности. Мы слишком сильно вжились в роли, что не заметили, что всё ещё находимся на съемочной площадке в окружении техники и оборудования. А также под обстрелом двух десятков глаз.

На моей голове красовался пышный парик с золотистыми волосами, спускавшимися до поясницы, а на глазах были искусно нарисованы стрелки, которые я бы сама не нарисовала ни в жисть. Я неплохо обращаюсь с кинжалами и луком, но когда беру в руки подводку для глаз, пальцы начинают дрожать от страха. Парадокс однако. Мою родинку на носу закрасили тональным кремом, а метку Протектората я спрятала предварительно. Мне не хотелось, чтобы Вергопуло или Рита глазели на мою руку, да и у моей героини не было татуировок. Она вообще обладала практически идеальной кожей молочного цвета и представляла собой образ школьной стервы. Играть Лию мне было нелегко, я бы скорее справилась с ролью Эстер или Ирен. Они обе были девушками замкнутыми, а в Лии надо было показать борьбу стервозной натуры с добрым и искренним сердцем. Вот как Льюис вообще придумал эту девушку. Ирен была типичной новенькой девчонкой, Эстер-бунтаркой, а Маргарет-лучшей подругой главной героини, без которой не котируется ни один сериал или произведение. И эти четверо девушек оказываются связаны общей судьбой. Нет, я определённо не вижу в этом никакой индивидуальности, хоть и признаю, что Лия мне чертовски симпатизирует. Ирен казалась слабохарактерной, а потом резко становится очень сильной и побеждает демонов. Не верю я, что человек может так сильно измениться. Если его, конечно, не превратили в стригоя или вендиго. В этом случае всё самое злое и темное в человеке выходит наружу, и он меняется до неузнаваемости. Я встречалась с вендиго, который до обращения был неплохим малым, обожал бездомных котят и еду из фастфуда. Когда же он стал древним злом, то попытался уничтожить всё то, что построил когда-то своими руками.

Эстер. Эстер была интересным персонажем из-за того, что играла в мальчишеской группе, притворяясь парнем. Она имела мятежный дух и ломала стереотипы. А ещё у неё был брат, по которому сохла половина школы, и через неё все пытались добраться до Артура, которого играл Бенедикт. Вообще за Лиззи было интересно наблюдать. На неё надевали парик с чёрными волосами по плечи и коричневые линзы, рисовали ей более тонкие черты лица и одеждой пытались скрыть её выдающиеся формы. Она носила безразмерные цветастые пиджаки, широкие джинсы на три размера больше неё и кепки козырьком назад. Но было видно, что своей ролью она вполне довольна. И надо признать, Эстер Картрайт ей очень даже шла.

А вот о Рите я ничего не могла сказать. Мне она казалась ужасной актрисой, и я склонялась к мысли, что именно она приходится любовницей Вергопуло и попала сюда именно через постель. С начала съёмок прошло два дня, а слежка Дика за трейлером подозреваемого не дала никаких результатов. Фигура в плаще так и не объявилась. Дик шутил, что меня боится не только древнее зло, но и рядовые любовницы. Если честно, то я смеялась над его каламбурами вместе с ним и Лиззи. Мне не хотелось строить из себя крутую воительницу, тем самым увеличивая пропасть между нами. Я хотела почувствовать себя обычным стражем, который после работы может пойти в человеческий бар и просто напиться. Или покурить с друзьями на балконе.

Но я прекрасно помнила своё правило и не напивалась, а курить я бросила восемь лет назад, когда Себастьян сказал, что это плохо сказывается на дыхательной системе. Уж не знаю, помог ли его совет, и стала ли я бегать быстрее, не задыхаясь, но курить я бросила одномоментно. Моя подруга по курению в туалете тогда очень сильно расстроилась, стараясь скрыть хитрый взгляд за опущенными уголками губ.

Я посмотрела на Вергопуло. Он тоже внимательно разглядывал меня, и от этого взгляда мне стало не по себе. Это был взгляд хищника, ищущего свою жертву. По коже побежали мурашки, и я испытала чувство дежавю. Когда-то я уже видела этот взгляд. Но вот где? Меня обожгло неприятным воспоминанием, и я вздрогнула от страха. Его взгляд был до ужаса похож на взгляд голодного вендиго. Эти твари очень хорошо контролируют свою жажду, но когда они становятся голодны, то никому не будет спасения.

Захотелось заорать от ужаса, и лишь чудовищной силой воли мне удалось сдержаться.

Вергопуло не был вендиго. Он был кем-то намного страшнее, я видела это невооруженным взглядом. Но что может быть страшнее? Я не знала, но именно это мне предстояло узнать.

Я снова ощутила на себе чей-то взгляд, исполненный ненависти. Я оглянулась, но на меня снова никто не смотрел, кроме Тани Моне. Но она разглядывала меня с вежливым любопытством. Я же всмотрелась в неё с откровенным интересом. До этого момента я не замечала, что у неё почти чёрная кожа, что сильно контрастировало с её серыми глазами, казавшимися стеклянными. Чуть крупноватый нос не портил её лицо, а полные губы были вытянуты в прямую линию, словно ей было совершенно безразлично всё происходящее. Это меня удивило.



Bea_Subsistant

Отредактировано: 25.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться