Сибилла Вейн и Древние

Размер шрифта: - +

Глава 6.

Почтенная донья Наварро имела право кричать на меня и даже вполне могла бы поколотить меня, но через телефон это делать она определённо не умела при всех своих недюжинных силах. И я этому очень радовалась, потому что когда я наконец позвонила ей, спустя два месяца, она была уже основательно зла и похоже находилась в курсе всех событий, происходящих в Америке, хоть и проживала донья в Испании, но ругалась она почему-то по-французски. Насколько я знала её отец был каталонцем, что вполне объясняло её богатую лексику. И испанским, и французским я владела именно на ругательном уровне, так что мои уши завяли через пару секунд после начала этого разговора. Я уже и не помнила, зачем позвонила, но просто так бросить трубку было довольно невежливо, поэтому я выслушивала весь этот поток матерного языка, попутно пополняя свои запасы. Закончила благородная донья с не менее благородной фамилией непечатным, чисто русским словом. А она и русский знает? И вот даже не просите меня его произносить.

-Донья Наварро,-начала было я, но меня перебил лай собаки. Это был маламут, которому было очень трудно выживать под испанским солнышком, и я ему очень сочувствовала. Звали его Бахом, но когда мне было пятнадцать лет я говорила «Бум», и он тоже откликался на эту кличку.

-Замолчи, Бах,-рявкнули на заднем плане, и я представила, как дон Наварро оскаливается, показывая клыки. А это было достаточно устрашающе в его исполнении.-Дорогая, передай Сибилле, что ты простила её после третьего твоего ругательного слова, и тебе просто нравится употреблять ненормативную лексику. И скажи, что её ждёт неплохая пытка нашим с ней любимым испанским сапогом, если она ещё раз пропадёт на два месяца.

Донья расхохоталась высоким и гортанным смехом, в котором я отчётливо слышала истеричные нотки. Странно, к истерике эта красивая женщина с орлиным носом и чёрными кудрями была не склонна, но видимо она была очень рада тому, что я наконец-то им позвонила.

-Сибилита, солнце моё, когда ты уже навестишь нас? Мы скучаем очень сильно, а ты совершенно нас забросила. Вон Бах как скулит, слыша твой голос, тоже тоскует.

-Я бы с радостью, Бенита, но работа меня не отпускает,-произнесла я, чувствуя, как от моего испанского имени, которым меня называла только мама Себастьяна, разливается тепло по телу. Так бывало всегда, когда я приезжала к ней и Айгеру, а это было довольно часто, учитывая, что только они и были осведомлены обо всей моей жизни. Даже Молли и Руп не знали, где я живу в последнее время. Но это ни меня, ни их не расстраивало, потому что мы просто знали, что живы, и это всех устраивало. Признаться, меня это немного задевало, всё же они оба были моими друзьями, но особо не интересовались происходящим в моей жизни.

-Лита,-произнес в трубке голос Айгера.

-Доброе утро!-поздоровалась я, но, быстро пересчитав на испанское время, исправилась,-То есть день!

-Добрый,-отозвался он хмуро и замолчал на минуту. Этого мне хватило, чтобы оглядеться и понять, что Лиз, отправленная в магазин за сухим пайком, вернулась и прислушивается к моему разговору.-Лита, я прошу тебя, не возвращайся на службу к Протекторату, мы с Бенитой не хотим тебя потерять, как Себастьяна. Ты нужна нам, Баху и Канделарии,-я вздрогнула, услышав последнее имя, и постаралась сбросить появившееся напряжение. Лиз с откровенным любопытством уставилась на меня.-Канди уже такая большая и умная, и ты ей нужна больше, чем мы с Бенитой. Именно ты можешь рассказать ей, каким был Себастьян и рассказать всё о древних, что знаешь сама. Это должна делать ты, Сибилита. Не подумай, что я тебя обвиняю, но мы не можем взять на себя все обязанности по воспитанию Канделарии, потому что девочке нужна ты.

Я подумала, что от вопросов Лиззи мне не отделаться, поэтому просто согласилась со словами Айгера.

-А теперь поговорим о твоём задании,-сказал он сурово.-Звонил Антуан, сказал, что ты роешь под Вергопуло. Ты вообще что-нибудь о нём знаешь?

Я знала, что он холерик и очень вспыльчив, владеет неплохим состоянием, подозревается в организации терактов и подстрекательстве к войне. А ещё у него было множество любовных связей. Интересный тип, если говорить честно.

-Знаю,-ответила я уклончиво.

-Тогда ты должна понимать, что такому человеку может запросто придти в голову мысль избавиться от тебя. И для этого ему надо будет всего лишь щелкнуть пальцами.

Я представила, как Вергопуло щёлкает пальцами, и на меня сразу же нападают сотни ниндзя в чёрных одеждах, и ещё как я пытаюсь от них отбиться своим армейским ботинком. Прекрасная картина. Душевная, если можно так сказать.

Я не сдержала веселого фыркания, на что тут же получила мысленную оплеуху от самой себя. Всё же насмехаться над Айгером было не самым верным решением в моей жизни, и оно вообще вполне могло стать моим последним, так как Айгер Наварро-потомственный охотник на древнее зло.

-Ты зря недооцениваешь его, Лита,-сказал он твёрдо.-Я предлагаю тебе бросить всё и приехать к нам. Всё же у нас тут намного безопаснее, чем в вашей Америке. Не отвечай прямо сейчас, но обещай подумать.

Я бросила косой взгляд на Элизабет и покачала головой, говоря самой себе, что не смогу оставить это дело ни при каких обстоятельствах. Если я брошу всё и просто уеду в Испанию, то пострадают все, кто находится сейчас на съёмочной площадке, а потом уже и весь мир. Этот вариант развития событий меня не устраивал ни при каких условиях. Я печально вздохнула и сказала об этом Айгеру, потому что врать им я не могла, да и не хотела.

-Всё слишком серьезно?-спросила Бенита, перехватывая трубку у мужа.-Прошу, только не молчи и сообщай обо всём! Ты же нам как дочь, Сибилита, и мы волнуемся за тебя. Себастьян бы хотел, чтобы мы заботились о тебе. Возвращайся к нам в Испанию, бросай свой кинематограф, Протекторат и этого Вергопуло, кем бы он ни был. Умоляю!

Я лишь грустно улыбнулась:

-Не могу, Бенита, всё слишком серьёзно. Если я всё оставлю, то перестану уважать саму себя. Но уверяю, что со мной всё будет в порядке. Всё же меня обучал ваш сын, а он был лучшим.



Bea_Subsistant

Отредактировано: 25.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться