Сибилла Вейн и Древние

Размер шрифта: - +

Глава 7.

Лиз разглядывала меня, а я осматривала саму себя в зеркале. Лиззи и Молли решили, что с Ивановыми пойду разговаривать одна я, так как Лиз даже на порог бы не пустили. Эти двое очень быстро спелись, и за полчаса до отъезда из дома Кострадо, в котором мы остались на ночь, меня превратили в этакую вампиршу в подведёнными чёрным глазами и красными губами, словно я только что пила чью-то кровь. Я лишь усмехнулась, разглядывая, как меня облепило чёрное платье. Шелковая ткань подчеркивала небольшую грудь, от чего-то выглядящую наиболее выигрышно. Я даже нашла у себя бёдра, которых ранее не наблюдалось.

Мне нравилось моё отражение. Я чувствовала себя невероятно красивой, но это была не я.

-Ты выглядишь восхитительно!-в один голос заверили меня девочки.

Я лишь покачала головой:

-Я выгляжу вульгарно. Помогите расстегнуть молнию,-попросила я и повернулась к ним спиной, на что они лишь вздохнули и стянули платье. Я облачилась в чёрные брюки и такую же рубашку, сразу почувствовав себя комфортно. Затем ватным диском я смыла эти красные губы и нанесла свой привычный персиковый блеск. Только глаза оставила чёрными, потому что уже не было времени смывать их.

-Я подожду в машине,-сказала Лиз и тактично вышла. Мы остались с Молли вдвоём.

-Ты уверена, что не хочешь обратиться в Протекторат за помощью?-спросила она, а я лишь кивнула, пресекая любые разговоры на эту тему.-Удачи, Сибилла Кострадо,-произнесла она,-Salva et serva.

-Спасибо, но,-сказала я, возразив ей,-я Вейн, Молли, и этого не изменишь.

-Всё можно изменить,-загадочно улыбнулась она.

-Ты что-то скрываешь от меня, Молли,-произнесла, наблюдая за ней. Но она лишь быстро распрощалась со мной и спряталась в своей комнате.

Вздохнув, я попрощалась с Жилем и Мушкет. Руперт же вызвался проводить меня до машины.

-Всё плохо?-спросил он, зная ответ.

-Всегда так,-сказала я коротко.-Мы всегда знаем об угрозе нашему миру, а люди живут, не подозревая, сколько нечисти мы уничтожили. Они снимают фильмы о вампирах и оборотнях, романтизируют нашу жизнь. А мы тем временем сражаемся и умираем за них, не получая ничего взамен.

Захотелось курить. Очень жутко сводило пальцы от желания потянуться в карман, но я боролась с ним изо всех сил. Себастьян советовал не курить, и я выполню его слова, как будто это его последняя воля.

-Ты поэтому ушла из Протектората?-сказал Руп и достал сигареты. Закурил, а я опять стояла и вдыхала этот аромат.-Из-за того, что Себастьян умер зазря? Но ведь это не так, Билли, он спас тебя, потому что любил. Я не знаю, какие у вас были отношения, но понимаю, что вы любили друг друга.

Он не знал, зато я прекрасно знала, что было между нами за день до этого.

-Ты слишком раскрываешься,-сказал Себастьян, когда я пыталась нанести ему удар.-Правое бедро вперёд! Перенеси вес на левую ногу,-говорил он, методично меня избивая.-Молодец, уже лучше!

А я уже еле стояла на ногах, но желание наконец-то завалить его побеждало и придавало каких-то призрачных сил. А может это открывалось прозаичное второе дыхание.

Но меня снова завалили на спину, при этом Себастьян пристроился прямо надо мной, касаясь носом кончика моего носа. Я выгнулась, стараясь вырваться, но он мгновенно остановил все мои попытки, укоризненно качая головой.

-Ученик должен превосходить учителя, а не наоборот,-заявил Себастьян.-Тебе завтра сдавать  экзамен, а ты не можешь завалить меня. Это плохо, Сибилла.

-Ты лучший, Тьян,-сказала я, тяжело дыша из-за того, что он навалился на меня всем телом.

Он нахмурился:

-Никогда так не говори. Лучших, как и идеальных не бывает. Мы все грешники и ходим по земле под богами.

-И ты грешник?-задала я провокационный вопрос, потянувшись руками к его шее. Обвила её руками и потянулась к нему, чтобы поцеловать. Его губы накрыли мои, и я снова чувствовала горький вкус отчаяния. Мне хотелось успокоить его, сказать, что очень скоро закончатся эти два года нахождения на пороховой бочке. Наши отношения были незаконны со всех сторон: я хоть и была совершеннолетней, но ему всё равно было двадцать шесть. К тому же я ещё не закончила школу, что тоже не поощрялось Протекторатом. Нас обоих могли в любой момент вызвать на суд Мудрого совета. И я выйду сухой из воды, а Тьяна могут казнить за посягательство на меня.

Но у меня было неоспоримое доказательство в его защиту-пресловутая невинность. Мы никогда не разговаривали с ним на этот счёт, но я отлично знала, что дело совершенно не в моём возрасте или в том, что он меня не хочет. Мы не зацикливались на этом, ведь в мире было много других чудесных вещей: украдкой касаться руки, поцеловаться в укромном уголке. Или завалить его на маты во время драки.

Он не боялся, что его могут посадить за всё, что с нами происходит, этого боялась я, хоть и не могла прекратить эти отношения. Это было выше моих сил. Видеть его и не иметь возможности прикоснуться к его руке было самой ужасной перспективой.

Он отстранился, чтобы прижаться лбом к моему лбу и выдохнуть:

-Для меня приготовлено отдельное место в аду.

Он встал. Я могла бы с ним поспорить, но вместо этого тоже поднялась и прижалась к нему, чувствуя, как бешено колотится его сердце. Могу поспорить, что мой пульс тоже подскочил до предела. Было так хорошо стоять, обнимая его и положив голову ему на плечо. Рядом с ним я чувствовала себя маленькой девочкой, и мне до ужаса нравилось это чувство. Мне пришлось очень рано повзрослеть, и сейчас я не хотела расставаться с этим чувством и человеком, дарующим мне его.

Он отстранился и посмотрел в мои глаза. Что-то мне не понравилось в его взгляде.

-Не думай об этом,-сказала я ему, отлично считав его мысли по глазам. Он всегда отлично контролировал себя, но взгляд частенько выдавал его с потрохами.-Я не найду никого за время отработки, Тьян. Зачем мне кто-то, если у меня уже есть ты?

-Ты юна, Сибилла,-он покачал головой, выражая горечь и сожаление по этому поводу.-Ты веришь в вечность чувств, а я отлично знаю, что значит, когда тебя предают. Любовь проходит.



Bea_Subsistant

Отредактировано: 25.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться