Сибирика-86

Размер шрифта: - +

Глава третья. Четверо.

Глава третья. Четверо.

 

27 февраля, 20:07

 

Миша сидел в кресле и слегка покачивался. Он что-то нашептывал, держа в руках листок бумаги, и иногда поглядывал в потолок. Основной свет он выключил и оставил ночник, для придания обстановке некую таинственность, как в рассказе, который писал.

- Миша, иди ужинать! Хватит перечитывать его, ты зациклился, сделай перерыв, – услышал он голос матери с кухни и звон столовых приборов. Она уже звала его к столу два раза, но он был внутри своей придуманной истории.

- Сейчас, иду! – крикнул он, но даже не пошевелился.  Миша продолжил читать. Под конец второго часа глаза его слипались, но мозг продолжал активно работать. Этот процесс ему нравился.

- Миша! – услышал он снова. Тон был строгий, после этого обычно следовал крик, а он не любил, когда мать кричала.

- Да иду я уже, иду, пять минут… - прошептал он, параллельно просматривая текст. Миша бегло пробежался по распечатанным листам, нашел последнее, что написал и громко стал читать, делая небольшие пометки на листе.

Тут в комнату вошла мать и отобрала у него рассказ.

- Быстро на кухню! Завтра ехать! Еще собраться надо.

- Да, наплевать! Всё равно не страшно… - швырнул он на стол исписанный лист бумаги и пошел ужинать.

Даша и отец сидели за столом. Миша подсел к ним. На кухне было четыре человека, но, не смотря на это, никто и не думал заговаривать. Все таращились друг на друга как загнанные звери. Стулья стояли ровно, также ровно, как и лежали на столе приборы – казалось, их нельзя было передвинуть. Кухня была такая чистая, что здесь можно было снимать рекламу чистящего средства или йогурта, а ещё здесь всегда пахло морозным воздухом.

- Ну, говори, - слегка раздраженно сказала мать. На ней был зимний спортивный костюм.

- А ты почему в костюме? – удивился Миша.

- Не успела переодеться, - сказала мать и продолжила накладывать ярко-желтые зернышки консервированной кукурузы в огромную тарелку белого цвета.

- Худой ты Миш какой-то, - посмотрела она на него. Миша моргнул своими ярко-синими глазами и сделал глубокий вдох.

«Всё будет хорошо», - подумал он.

Все продолжили буравить друг друга взглядом, но тут Миша заговорил:

- Сколько у вас времени?

- У меня два часа и я спать, - по-доброму улыбнулся отец и подмигнул ему.

- Да что ты! - сказала Вера, глядя на мужа.

- Вер, хватит, пожалуйста, мы всё решили. В понедельник заберем заявление и всё.

- Да? И всё? То есть ты там пожил, тут пожил, и всё?

Вера швырнула пустую банку кукурузы в мусорное ведро.

- Завтра экскурсия. Надо собраться, - сказал отец, не обращая внимания на её поведение.

Вера стояла у раковины с грязной посудой и тяжело дышала.

- Вер, садись, давай поедим, хватит отношения выяснять, всё же хорошо.

- Не хочется есть мне, Макс, - сказал она, и достала из холодильника бутылку красного вина. Вера налила в бокал то, что осталось после вчерашнего разговора, и продолжила стоять у раковины.

- И как мы завтра поедем? Я вот не представляю.

- Нормально поедем, - ел кукурузу Макс.

- Она там меня не покалечит?

- Она не такая, - тихо сказал он, но понял, что зря.

Вера отпила вина, поставила бокал на столешницу и сложила руки под грудью.

- Да? А какая она? – наклонила она голову чуть влево и как бы потянулась к Максу. – Расскажи нам.

- Вера! – крикнул он.

- Как же вы надоели оба, - произнес на выдохе Миша и вышел из-за стола.

- Вернись! - крикнули родители в унисон.

Миша остановился и посмотрел на них.

- Зачем? У вас уже месяц одни разборки, я дома-то не хочу находиться…

- А я не хочу есть, - перебила брата Даша, и подняла жалобные карие глаза на  мать. Даша была кудрявая, с черными как смола волосами. Она засунула обе руки в карманы теплого шерстяного свитера и уставилась на кукурузу в тарелке. – Фу…

Мать взяла со стола телефон, посмотрела на черный экран и перевела взгляд на Мишу.

- Давай, читай, Миш… Отвлечемся хоть.

- Сейчас, - вздохнула Миша, и убежал за рассказом. Он прибежал обратно и напряжение немного спало.

- Мам, я пошла, - вдруг сказала Даша и сползла одной ногой со стула.

- Нет, Даш, мы семья, сиди пока, надо послушать Мишу, - строго посмотрела мать на дочку.

- А… - сказал вдруг Миша. – Теперь мы – семья. На той неделе он был козел, который тебе жизнь сломал, а ты… - и Миша поднял глаза вверх, - как же там было то, эх, забыл… Но, теперь мы семья… Да…



Kirakravtsova78

Отредактировано: 03.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться