Сила души Сказания душ Книга третья

Размер шрифта: - +

Сила души Сказания душ Книга третья Часть 2 Глава 3

ЧАСТЬ 2 ГЛАВА 3
ОБРЕЗАННЫЕ КРЫЛЬЯ

- Что происходит? — Гидемий отпустил штурвал, и Бот плавно начал заваливаться набок и входить в пике. Принц в непонимании развёл руками.
- Что с моей машиной? — услышал он в наушниках злобный крик Мёрка. — Я ничего не могу сделать. Она словно сама начинает снижение.
- Быть может, это из-за пробоин? — послышался голос офицера Мириса.
- Нет, нет! — ответил принц Гидемий. — Если бы это было из-за пробоин, автоматика системы известила нас об этом. Но я не фиксирую серьёзных повреждений, а это может означать только одно...
После того как их Боты покинули ангар военного аэродрома и взяли курс на Запад подальше от Столицы, в погоню за ними устремилась чуть ли вся авиация королевства. В течение трёх часов до момента, когда они пересекли точку безвозвратности, в небе над их родным миром два маленьких Бота героически отбивались от нагоняющих их и превосходящих по мощности и оснащённости королевских воздушных штурмовиков. Благодаря огромному опыту и не дюжей хитрости Мёрка, который, как оказалось на самом деле, в начале своей службы был пилотом. Им удалось совместными усилиями повредить две машины преследователей. Конечно, лёгкое вооружение, имевшееся на борту Бота не позволяло сделать большего, но и это, как оказалось, была своего рода победа. Странным образом мощные штурмовики двигались весьма неповоротливо и практически не причинили вреда лёгким Ботам. Этот момент в процессе боя подметили все, но времени обсудить происходящее не было, и тема так и осталась на грани догадок.
Как только бортовой компьютер известил пилотов о пересечении точки безвозвратности, того самого отрезка после которого у машины уже нет шансов вернуться на базу, произошло странное явление. Все боевые машины, что преследовали их, резко повернули назад, и лишь два борта штурмовиков продолжали держаться чуть поодаль и провожать беглецов словно конвой. Они не вступали в стычку и не стремились атаковать самостоятельно, а лишь медленно разойдясь в разные стороны, сопровождали стремительно удаляющиеся Боты.
Западное направление было выбрано принцем Гидемием неслучайно. Он знал, что там есть возможность для укрытия и шанс на спасение. Края в западных землях были суровыми. Лишь в предгорьях постоянно стояла одна и та же погода. Всегда светило солнце и было тепло. Этот край мог быть очень популярен у туристов и любителей провести остаток своей жизни в тепле и уюте, если бы не одно, но. Стоило только покинуть западные лесостепи, которые прилегали к Горячим и Холодным горам, начинался сущий кошмар. Огромные воздушные потоки, встречающиеся здесь с незавидной периодичностью, раскаляли атмосферу и превращали её в циклоническую мясорубку, когда горячий воздух с Востока и ледяные ветры с высоких Холодных гор соприкасались, здесь начинался Ад. Циклоны ударялись друг о друга словно молот о наковальню, превращаясь в бешенной силы ураганы и, неистовые грозовые раскаты сотрясали окрестности. Огромные грозовые тучи закрывали солнце, а молнии разносили в щепки всё, что им попадалось на пути. Чудовищной силы смерчи стирали с лица земли всё живое. Предгорье Холодных гор было необитаемо, по крайней мере, так говорили. А вот возле Горячих гор было спокойно. Лишь вечные пепельные облака, да далёкие раскаты грома. Именно там, на отдалённости от жутких погодных катаклизмов, король Бистерион, дед Дитериона, прозванный «Жестоким» построил своё укрытие. Знали о нём лишь члены королевской семьи. Укрытие было законсервировано и передавалось по наследству от отца к сыну. Там имелось всё для того, чтобы выжить в этом странном, не всегда понятном обычному, смертному мире.
Когда воздушный бой закончился, беглецы возликовали, довольные тем, что погоня от них отстала. Причины столь странного поступка их волновали мало. Сейчас спасительная гавань была уже близка, и на случившееся не очень-то обратили внимание.
Но спустя несколько минут после того как гонка преследователей завершилась с машинами стали происходить странные метаморфозы. Поначалу это было небольшое дрожание педалей и лёгкий рулевой люфт. Но спустя минуту ситуация с управлением резко обострилась. Приборы навигации вышли из строя, рулевое управление перестало отвечать на команды пилотов, а бортовой компьютер и вовсе приказал долго жить. Он завис, перед этим тактично извинившись.
- Я ничего не могу поделать! — выкрикнул Гидемий Рон. — Машина меня не слушается, ручное управление отказало.
- Попробуй переключиться на автопилот! — раздался голос Мёрка.
- Как? Бортовой компьютер умер, — выкрикнул Гидемий. — Благо связь работает.
- Перезагрузи компьютер, затем сразу переключись в режим автопилота и резко в режим ручного управления, — кричал в наушник Мёрк. — Это собьёт систему с толку.
- Момент! — отозвался принц. Несколько секунд он возился с приборами и кнопками, затем раздался его сдавленный голос:
- Ничего не получается, компьютер не отвечает, я падаю и очень быстро.
Мёрк в последнюю секунду успел заметить маленькую тень, молниеносно промчавшуюся мимо его кокпита, и тут же управляемый им Бот тоже начал стремительно падать.
- Какая у нас высота? — крикнул Гидемий.
- Пять тысяч и стремительно падает, — отозвался спокойным голосом Мёрк. По его интонации казалось, что телохранитель спокойно сидит в шезлонге и мирно попивает углеводный коктейль, а не падает в маленькой железной банке с высоты пяти тысяч метров.
- Есть ещё идеи? — сдавленным голосом простонал Принц Гидемий. — Уж больно обидно умирать вот таким образом.
- Нужно отключить бортовой компьютер от системы управления Ботом, — раздался неожиданно голос принца Ридериона. — Компьютер полностью блокирует ручное управление. Если его отключить, то можно успеть вернуть контроль над приборами, но это лишь на время. Я так полагаю, что этого хватит для приземления. Ну и, конечно, посадочка будет не очень, признаюсь вам.
Его голос звучал очень медленно, язык с огромным трудом переворачивал слова, сказывались последствия инъекции.
- Гениально! — вырвалось у Мёрка. — И как я сам не вспомнил, наверное, старею. Гидемий, высота две тысячи, у нас секунд десять. Коробка под штурвалом, серенькая такая. Срывай с корнем. Затем резко штурвал на себя, и не отпускай пока не почувствуешь сильного тормозного давления.
Повторять Мёрку не пришлось. Гидемий одним сильным ударом снёс указанную коробку и рванул её с такой силой, что та отлетела в сторону и ударила Ридериона, сидящего сзади, по лобовому щитку шлема. От этого тот вскрикнул, и что-то начал лепетать, осыпая причинившую ему неприятность штуку скверными словами.
Гидемий тем временем со всей силы тянул штурвал Бота на себя.
- Семьсот метров! — выкрикнул Мёрк. — Тяни, не отпускай.
- Я тяну! — надрываясь от натуги отозвался принц.
- Можно я тоже потяну? — раздался сзади пьяный голос Ридериона.
Гидемий не выдержал и прыснул истерическим смехом.
- Двести метров! — заорал Мёрк. — Был рад служить!
По всей видимости, могучий телохранитель, осознавая свою полную беспомощность в сложившейся ситуации, попытался, таким образом, оправдаться перед принцем за то, что не может ни чем ему помочь. Он охранял Ридериона с малых лет, и настолько привязался к мальчику, что порой в мечтах считал его своим сыном. Он знал, что это не более чем мечты, но подобное чувство помогало ему всегда быть начеку. Он даже придумал этому название — «Отцовский инстинкт», странное ощущение, которое позволяло Мёрку каждую минуту не просто видеть или слышать принца, а чувствовать его и всё что вокруг.
- Не-е-т! — раздался в его наушниках испуганный крик принца Гидемия.
- Простите меня Ваше Высочество, — только и успел сказать Мёрк.
В этот момент мощнейшая сила неистовой яростью навалилась на него, и в глазах потемнело. Затем его вдавило в кресло, и противоперегрузочная система вспыхнула красными огнями на приборной панели. Несколько секунд давление вжимало Мёрка в кресло, а затем громыхнул страшный удар, и всё вокруг исчезло.
Мир чудным образом преобразился перед ним. В тот день Мёрк, будучи уже не молодым офицером воздушных сил королевства, вернулся со своего третьего вылета. Северные края оказались совсем не той сказочной страной, какую он представлял себе в мечтах. Здесь дули злые ветра, и мороз по ночам пробирался сквозь малейшие щели, туманы, совершенно непроглядные днём. А ночью стояла такая тьма, что не было видно ничего. По инструкции выходить из казармы в ночное время в одиночку было строжайше запрещено, а днём каждый боец был обязан носить тепловизор.
Северные форпосты были уже отстроены, но на них так часто совершались набеги, что группировку было решено усилить. Звено Мёрка перебросили с востока. Им, конечно, много рассказывали об особенностях здешнего климата и о суровых нравах местного зверья. Но то, что по ночам будет замерзать реактор в штурмовике и ходить без снаряжения здесь нельзя даже в помещении, видимо, упустили.
К тому времени, когда его звено оказалось в этих суровых краях, Мёрк уже был командиром. Он имел большой лётный опыт в районах восточных границ и находился на хорошем счету у начальства. Под его руководством многие новички обрели достойные навыки пилотов, и с успехом применяли эти знания в боях на всех границах королевства.
- Как там обстановка? — спросил у Мёрка командир форпоста сноровистый и крепкий офицер.
- Все данные я отправил вашему оператору. Он уже должен был их получить и раскодировать, но если этого ещё не произошло, то могу с уверенностью доложить, что в десяти километрах к северу нами замечена большая тепловая сигнатура. Это либо нечто огромное и живое, либо скопление чего-то живого, но маленького. Подробности будут у вас после расшифровки.
Крепкий офицер внимательно выслушал Мёрка и утвердительно кивнул.
- Благодарю вас офицер! Вы сделали важное дело.
- Призвание и долг! — отозвался Мёрк, и приложил руку к груди.
- Призвание и долг! — отозвался офицер. — Идите отдыхать, затем можете возвращаться в Сальд. Более ваши услуги мне сегодня не требуются.
Они распрощались и, Мёрк направился в казарму пилотов, догоняя уже ушедших лётчиков его звена.
Дни шли за днями, всё было как обычно — сигнал тревоги, вылет, разведка местности, уточнение целей, наведение и корректировка артиллерийского огня. «Недостойных» они научились определять быстро. С мутантами было сложнее. Огромные стада Топотунов сбивались в огромные кучи и медленно передвигались по прибрежным пустошам. Они ждали зиму, чтобы переправиться через пролив Туманов и уйти на юг. Дикари атаковали эти стада постоянно, запасая мясо на долгую зимовку. Кроме огромных Топотунов в северных широтах было много и других обитателей. Природа такова, что всегда находит выход. Многие животные адаптировались к местным условиям жизни и оказались на редкость опасными соперниками.
Два дня назад одного из бойцов разведки схватил и утащил под землю огромный ледяной змей. А мелкие грызуны, сбиваясь в огромные стаи, так и норовили напасть на слегка отставшего от общей колонны путника. Очень много хлопот причиняли форпосту огромные каменные медведи. Эти твари, наглые до невозможности, постоянно норовили прорвать периметр охраны. Их даже не останавливали полученные некоторыми из их сородичей, страшные увечья от мин и лазерных заграждений. Словно дурные они снова и снова пытались перебраться через заградительный периметр. Одним словом, жизнь в этих краях, казавшаяся на первый взгляд совершенно незаметной, была весьма разнообразной.
Со временем Мёрк да и все остальные привыкли к подобному образу жизни, и чуть ли не ежедневные тревоги стали казаться простой обыденностью. Так случилось и на этот раз.
Они только приземлились на пристани одного из форпостов, и Мёрк даже не успел снять лётный скафандр. Сигнал тревоги вновь сорвал все сторожевые системы с поводка, и офицеры, как обычно, бросились к своим боевым постам. Мёрк выругался и вновь начал втискиваться в свой наполовину снятый костюм. В этот момент из центрального зала раздались крики и послышались выстрелы. По-быстрому закончив сборы, Мёрк выхватил из кобуры пистолет и выбежал в центральный зал. Зрелище, представшее его взору ошарашило пилота. Кругом была невероятная разруха, стулья и столы были разбросаны, и в свете мигающих ламп Мёрк увидел огромного каменного медведя, рвущего на куски какого-то несчастного. Ступор сковал пилота, и он не сразу понял, что ему нужно делать. Очнулся он вмиг, когда возле его уха грянул выстрел. Один из пилотов его звена разрядил в медведя весь заряд своего пистолета. Тварь взревела от боли и кинулась на ошарашенных пилотов.
- Бежим! — крикнул пилот и бросился наутёк. Мёрк рванул следом за ним, но медведь, ослеплённый яростью боли был невероятно быстр. В одно мгновение он нагнал пилотов и одним лишь кивком огромной головы разбросал их по разным сторонам. Мёрк летел так словно сам превратился в штурмовик. От удара о стену в глазах померкло. Медведь же ринулся на своего обидчика, того самого офицера, который секунду назад стрелял в него из своего оружия. Крики ужаса и звук ломающихся костей вернули Мёрка к реальности. Он с ужасом осознал, что его товарищ гибнет у него на глазах, а он как командир ничего не может с этим поделать. При падении пистолет Мёрк потерял и сейчас не мог даже отвлечь зверя выстрелами. Осмотревшись по сторонам, он так и не сумел найти оружие, зато заметил свободный выход, в который вбегали другие воины. Поднявшись, Мёрк поковылял в его сторону.
До ангара он добрался без происшествий. Однако из всего звена, как оказалось, уцелел лишь он один, и это было ужасно. Взобравшись в пилотское кресло, Мёрк включил зажигание, и турбина штурмовика взревела, отключая все окружающие звуки. Механика крепления обвила пилота ремнями безопасности, и голос бортового компьютера приветствовал его. Затем прошла штатная диагностика всего организма и система констатировала множественные ушибы и гематомы, после чего рекомендовала отложить сегодняшний вылет. Мёрк расслабился и согласился. После укола стимулятора пилот резким ударом лишил бортовой компьютер жизни и ухватился за штурвал. Он уже выводил штурмовик из ангара, когда навстречу ему из темноты выскочил огромный каменный медведь. Зверь без церемоний ринулся прямо на штурмовик. Угол обзора не позволял Мёрку сделать выстрел из штатного пулемёта, и пилот, недолго думая, резко развернул штурмовик на 180 градусов и вдавил педаль. Двигатель взревел словно сумасшедший, но даже сквозь этот оглушительный вой был слышен рёв опалённого пламенем сопла турбины медведя.
Когда Мёрк развернул штурмовик обратно, перед ним предстала обгоревшая туша уже мёртвого зверя.
- Никуда ты сегодня не полетишь, ублюдок! — съязвил Мёрк и рванул штурвал на себя. Штурмовик мигом взмыл ввысь, и пилот включил тепловизор. Зрелище, представшее его взору оказалось ещё хуже, чем туша обгоревшего под двадцатитысячным градусным пламенем медведя. Всюду вокруг форпоста горели яркие жёлто-красные точки. Их было так много что Мёрк даже удивился, почему молчит компьютер. Затем он вспомнил, что приговорил поганца и от досады поморщился.
Два часа он поливал свинцом подступы к форпосту. Когда боезапас подошёл к концу, Мёрк запросил разрешения на возвращение для пополнения боекомплекта и топлива. Ему ответили тут же.
- Вы, безусловно, наш спаситель, офицер Мёрк. Но вернуться на базу вы пока не можете. Вам предстоит дождаться, когда произойдёт полная зачистка ангаров, периметр был прорван и на территории форпоста много «Недостойных». Мы как раз сейчас находим и уничтожает их.
- Вас понял, — отозвался Мёрк. — Я смогу повисеть ещё пару часов, ну а затем мне либо предстоит упасть, либо я сяду без вашего одобрения.
- Мы поторопимся, — отозвался голос.
Но прошло два часа, а разрешения на посадку всё не было. Тепловизор всё так же мерцал множеством ярких точек, и как сумел заметить Мёрк, их не стало меньше с момента окончания боя. С севера приближались всё новые и новые сигнатуры.
- База, это Мёрк. Наблюдаю приближение противника с севера. Прошу немедленно дать разрешение посадить машину и пополнить боезапас.
На просьбу никто не ответил. Мёрк повторил запрос, и снова тишина. «Да пошли вы все!», — подумал пилот и начал манёвр снижения.
На посадочной площадке никого не оказалось. Пришлось таскать тяжёлые боеприпасы самому, благо где они лежали и как укладывались в цинки, Мёрк знал. Пополнение боекомплекта заняло у него почти час. За всё это время он не увидел рядом ни одного члена команды форпоста, что навело на неприятные мысли. Топливный контейнер оказался неистово тяжёл, и Мёрку пришлось воспользоваться погрузчиком. Он извлёк отработанные элементы из топливного отсека штурмовика и загрузил новые.
Взобравшись в кабину, он взглянул на прибор тепловизора и обомлел. Весь форпост кишел «Недостойными» дикарями. Резко подняв машину в воздух, Мёрк наклонил её носом вперёд и осмотрелся через кокпит лобового стекла. Прямо на него со всех сторон бежали дикари, и, хотя штурмовик уже висел в воздухе, диких тварей это явно не останавливало.
Мёрк дал первый залп, и нескольких атакующих разорвало в клочья. Другие мигом остановились и начали прятаться за незначительными укрытиями.
- Что, не нравиться сдачи получать? — выкрикнул Мёрк. Он попытался вновь вызвать командный центр форпоста. — База, база — это Мёрк. Как слышите меня, приём? — Но ему снова никто не ответил.
Где-то вдалеке раздались ровные выстрелы. Мёрк развернул штурмовик и двинул его в сторону боя. Прожектор выхватил из темноты небольшой отряд, укрывшийся в развалинах командного центра. Здесь произошло несколько взрывов, и помещение оказалось серьезно повреждено. Кто-то из обороняющихся помахал ему рукой и указал направление огня.
- Вижу, не дурак, — огрызнулся самому себе Мёрк. Он развернул штурмовик и начал обстреливать приближающихся дикарей.
«Интересно, как этим зверям удалось прорваться? — подумал про себя Мёрк. — У нас кругом стены и огневые точки, но за считанные часы совершенно новый форпост практически уничтожили. Наверняка должна быть причина. А эти ребята, что там внизу, неужели из всего гарнизона остались только они? Что-то тут явно нечисто!»
В этот миг что-то очень тяжёлое грохнулось на правое крыло его штурмовика. Одного малейшего взгляда хватило, чтобы увидеть это чудовищное нечто. Огромный монстр с горящими от злобы и ярости глазами вцепился в крыло боевой машины своими огромными когтистыми лапами. Всё произошло как в кошмарном сне, штурмовик накренился и камнем рухнул на бетонную землю. Грохот был ужасным, Мёрк потерял сознание, но как ему показалось буквально на мгновение. Очнулся он оттого, что кто-то вытаскивал его из кабины штурмовика.
- Очнулся, — сказал незнакомый голос. — Живой. Я же говорил, что он живой. Давай, поднимайся парень, некогда прохлаждаться, дикари на пятки наступают. Ты как? Сам идти сможешь?
Мёрк осмотрелся. Он был совершенно здоров, вот только голова гудела нещадно.
- Могу, — ответил он.
- Ну и хорошо. Ты давай вот на водички попей, и смотри в оба, тут кругом эти твари. Оружие есть? — всё тот же боец не переставал донимать Мерка вопросами.
- Нет. Оружия нет, — ответил пилот.
- Не беда. Вот тебе винтовка, вот тебе заряды, — боец сложил перед Мёрком оружие и боеприпасы. — А ещё вот тебе штатный боевой клинок. Это на крайний случай. Ну ты понимаешь.
- Не совсем, — отозвался Мёрк.
Боец в безысходности уронил голову себе на грудь.
- Если патроны закончатся, понял?
- А-а! — протянул Мёрк, — понял.
- Ну и хорошо. А теперь давай вставай, вон там сядь, посиди. Сейчас новая волна попрёт. Стреляй во всё что движется, не зевай. Эти твари жутко проворные.
Мёрк переместился в указанный бойцом угол самодельной баррикады из обломков раскуроченной техники и кусков разломанных строений.
- Почему упал твой штурмовик? — вдруг неожиданно спросил боец.
- Я не знаю, — ответил немного погодя Мёрк. — Точнее, не совсем уверен. Там на крыле я видел страшную тварь с огромными горящими глазами и огромными когтями. Она впилась в крыло моего штурмовика словно в фольгу и наклонила машину вниз.
- Я видел, как ты упал, но никого на крыле у тебя не видел, — поразмыслив, сказал боец. - Но всё равно ты герой, парень. Если бы не ты, нас тут уже всех порвали.
- Как им удалось попасть внутрь? — спросил у бойца Мёрк, надеясь, что тот знает ответ.
- Не знаю. Я был возле центральной башни, она вся в труху разлетелась словно её взорвали. Но дикари неспособны на такое. Ко всему прочему башню взорвали изнутри. Это тянет как минимум на саботаж, — он на мгновение замолчал. — Мы успели вызвать подкрепление с соседнего форпоста, так что осталось только отбивать натиски этих уродов. Помощь в пути.
В этот миг со стороны ворот ринулись дикари. Загремели выстрелы, и в воздухе запахло порохом. Композитные пули рвали прочные панцири мутантов на куски, вырывая огромные ошмётки мяса. От подобного попадания любого нормального живого воина отбросило бы назад метров на десять. А этим хоть бы что. Бегут себе дальше и падают замертво. Мёрк стрелял хорошо. Но это не очень помогло их небольшой оборонительной команде. Спустя час дикари прорвались, и в баррикаде закипела рукопашная схватка. Штатный боевой клинок оказался на удивление очень полезной штукой. Он мог удлиняться и загибаться в зависимости от характера удара. Мёрк, не впервые орудовавший холодным оружием, успел уложить шестерых «Недостойных». Но они всё лезли и лезли. Силы начали постепенно покидать выживших бойцов. Двое уже лежали убитыми с пронзенными телами в окружении поверженных врагов. Сам Мёрк уже получил несколько серьёзных колотых и резаных ран, но всё ещё продолжал крошить дикарей. Один из них в прыжке перемахнул через перевёрнутый кусок металла, и с размаху ударил Мёрка своей длинной пикой с зазубренным металлическим наконечником. Острая жгучая боль пронзила лицо Мёрка, он схватился за него одной рукой, но тут же злоба и ярость вернули его в реальность и, он с размаху снёс нападавшему голову. Следующий удар пронзил его сзади. Опустив голову вниз, пилот увидел, что из его груди торчит покрытый кровью кусок металла.
В этот миг мир померк в его сознании, и он упал на холодную бетонную землю.
- Мёрк, Мёрк, вставай! Вставай. Ты живой? — голос, до боли знакомый, пытался докричаться до него издалека. Телохранитель открыл глаза. Лицо принца Ридериона маячило прямо перед ним. — Живой! — облегчённо произнёс принц. — Хорошо. Сейчас мы тебе сделаем укольчик и ты снова будешь как новенький. — Он улыбнулся, и Мёрк тут же ощутил боль в области плеча. — Готово. Можешь попробовать встать.
Мёрк выбрался из-под завала разбитой кабины Бота. Они упали на опушке леса. Он уселся на ближайшее поваленное дерево и осмотрелся, приходя в себя. Голова болела, из ноги текла кровь, было трудно дышать.
- Гидемий, сколько мы не дотянули? — обратился к брату принц Ридерион.
- Километров двести, — отозвался тот. — Я подозреваю, что произошедшие с Ботами метаморфозы, это не случайность. Штурмовики могли сбить нас ещё там в воздухе над границами столицы, но почему-то не сделали этого. Ты согласен Мёрк?
- Да, — сурово отозвался телохранитель. — Боты не предназначены для боя. Это лёгкие суда и сбить его боевой штурмовик могут без проблем.
- Вот и я о том же, — заявил Гидемий, копаясь в обломках Бота. — Они хотели, чтобы мы упали. Они знали, куда мы направляемся и наблюдали. Когда до нашей цели оставалось достаточное расстояние, наши бортовые компьютеры попросту отключили дистанционно, и мы рухнули вот в этой глуши. А судя по показаниям навигатора, кроме нашего тайного убежища здесь на пятьсот километров нет ни единого жилого поселения. Ну, если не считать местной живности, коей тут наверняка много.
- Что делать будем? — спросил принц Ридерион, упирая руки в бока.
- Как что! — удивлённо произнёс Гидемий, не отвлекаясь от своего занятия. — Выживать, конечно. А ну-ка, помогите мне.
Он пытался вытащить на свет нечто очень тяжёлое. Мёрк и Ридерион направились к нему на выручку. Из разбитого Бота они извлекли портативный реализатор, несколько упаковок сухого пайка и оружие. Подобными вещами был укомплектован каждый Бот с тех самых пор, как началась экспансия «Возрождённых» на поверхности.
Последней из-под завалов они вытащили медкапсулу с человеком.
- Нужно отключить его от транквилизаторов, иначе придётся тащить эту штуку на себе, а она совсем нелёгкая, — изрёк Мёрк.
- Он прав. Пускай этот человек оживает и топает своими ногами. К слову говоря, если он окажется разумным, то, возможно, нам удастся узнать у него кто он и откуда, — протянул Гидемий.
- Сам его потащишь, — строго сказал Ридерион. — Двести километров путь неблизкий и опасный. Да вот только если и доберёмся до родового укрытия, расслабиться нам не придётся. Когурден знал, куда мы направляемся, и, по всей вероятности, мог оставить возле укрытия своих воинов. Внутрь им не попасть, а вот устроить засаду они могут.
Все многозначительно молчали, даже совершенно неожиданно появившиеся за спинами офицеры Мирис Оук и Тирий Зан. Они выбрались из-под обломков Ботов самыми первыми, и пока выбирались остальные, провели разведку местности.
Мёрк отключил капсулу человека и обратился к офицерам:
- Как вам удалось нас отыскать?
- Всё просто, — ответил Мирис. — Ваши маячки не работают в условиях «Ямы отчаяния», но инженер Одруксон — иной случай. Он ведь гений робототехники. Его наноиды умнее этого дурака советника. Как только с инженером стряслась беда, они выбрались из его больного тела и благодаря своим микроскопическим размерам поднялись на поверхность сквозь малейшие трещины и технические отверстия, коих полно в этом старом сооружении. Там они скомпоновались в модуль передатчик. Вот так мы вас и нашли.
- Советник развернул в столице масштабную компанию, компрометирующую вас как заговорщиков, — вступил в разговор офицер Зан. — Вы теперь враги короны, которая вам принадлежит по праву наследования. Вот только боюсь, надеть её вы не успеете. Вся королевская армия перешла под командование совета. После смерти короля и до наступления срока правления королевством правит совет. Но теперь вы изменники, и, значит, власть в руках Когурдена. Его брат мог бы помешать ему, но он мёртв, и у алчного психа не осталось соперников. Вызов ему бросить никто не посмеет. Хотя, — офицер призадумался, — если его попросту пристрелить, всё можно вернуть на место.
- Я с радостью это сделаю, как только увижу его в следующий раз, — грозно произнёс Мёрк, передёргивая затвор пистолета.
- Ну теперь это произойдёт нескоро, — вставил Ридерион. — Время наш враг теперь. Пока мы будем ползать по этим болотам, Когурден может такого натворить в столице, что потом и за всё правление не расхлебать.
- Это точно, — поддержал брата принц Гидемий. — Нужно торопиться. Я подсчитал, если двигаться достаточно быстро, то за пару недель мы сумеем достичь укрытия. Там есть правительственный шаттл. На нём мы сможем вернуться в столицу и разобраться с Когурденом. Я уверен, войска не поверят в нашу измену, они знают нас с детства.
- Не всё так просто, — усевшись рядом с Мёрком, сказал принц Гидемий. — Перед тем как уходить, инженер Одруксон Фив сказал мне, что я должен найти Отправной маяк. Он сказал, что в нём есть суть всего нашего мира. Что там сокрыта некая тайна, которую пришло время разгадать.
- Что это значит? — переспросил офицер Оук.
- Я не знаю, — ответил принц. — Но я знаю, что Отправной маяк, это самая старая из загадок нашего мира. Никто и никогда не сумел добраться до него. Мы понятия не имеем, что это есть на самом деле, и почему этот сигнал работает уже более двух тысяч лет.
- Вот ведь задача, — пробубнил себе под нос принц Гидемий Рон. — А ты уверен, что Фив говорил именно про маяк.
- Уверен, — выдохнул Ридерион. — Он пришёл ко мне в тот злополучный день, когда Мирис нашёл посланника Дилана Арка, и когда разведчики Клауда нашли вот его, — принц указал на человека, уже отключённого от медицинской капсулы. — Он говорил именно про маяк. Что мол тот начал невероятно сильно пульсировать словно в преддверии чего-то необычного.
- Да уж. Необычного нам тут и в самом деле по самую маковку, — хохотнул принц Гидемий.
Все уставились на принца, и он развёл руками:
- Что?
Треск сучьев в лесной чаще заставил всех вскочить на ноги и схватиться за оружие. Спустя мгновение послышался трубный протяжный вой и затем неприятный громкий рык.
- Что это? — задал вопрос принц Ридерион, обращаясь к Мёрку.
- Это Болотный пёс, и судя по силе рыка, довольно крупный, — ответил телохранитель шёпотом. — Такого пистолет не возьмёт, надо что-то помощнее.
- Помощнее? Так у нас нет ничего мощнее, — отозвался офицер Зан.
- Ну это пока. У нас ведь есть портативный реализатор, — прошептал Мёрк в ответ.
- А, ну да, есть. Вот только работает он медленнее обычного в три раза, — съязвил принц Гидемий.
- Заткнитесь уже, — шикнул на них Ридерион. Но было уже поздно.
Из зарослей прямо на них выскочил здоровенный зверь с зелёной шерстью. Он оскалил невероятно огромные клыки, впился взглядом своих индиговых глаз в потенциальную добычу и зарычал. Зверь был и в самом деле очень большим. Его морду исполосовали множество шрамов, а когти на длинных сильных лапах были длиною с приличный боевой клинок. Громко, втягивая воздух своими тремя ноздрями, зверь медленно двинулся на упавших с неба беглецов.
- Ну вот, из огня да в полымя! — простонал Гидемий. Эту странную, но весьма интересную фразу он прочитал в одном старом файле времён людей. Она очень ему понравилась, и принц не преминул воткнуть её в образовавшуюся паузу.
Мёрк, офицеры Мирис и Зан направили свои пистолеты прямо в морду зверя и приготовились стрелять. Зверь в очередной раз взревел. Было видно, что он нисколько не боится свою добычу. Пёс рванул лапой мягкую, покрытую мхом и перегноем почву и приготовился к прыжку.
"Он сейчас прыгнет, сейчас прыгнет", — пронеслась в голове у принца Ридериона безумная мысль. Он закрыл глаза и сжался в ожидании удара.
В одно мгновение перед его глазами пронеслась вся его недолгая жизнь. Он увидел себя маленьким, когда ещё едва только научился ходить, и подростком, дерущимся на мечах с Гидемием. Ну и, наконец, он увидел себя сейчас. Вот только видение это было весьма необычным, оно показалось принцу настолько реалистичным, что он от удивления открыл глаза.
Увиденное потрясло его. Огромный зверь стоял прямо перед ними и, опустив голову, склонился перед человеком из медицинской капсулы, который гладил его по густой зелёной гриве.



Александр Протасов

#4908 в Мистика/Ужасы
#36283 в Фэнтези

В тексте есть: тайны, магия

Отредактировано: 09.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться