Сила притяжения

Размер шрифта: - +

Глава шестнадцатая

Глава шестнадцатая

 

Юлиан

Если я думал, что мне удастся избежать многочасовых репетиций просто потому, что роли мне не досталось – ох, какой же жёсткий облом меня ждал. Прям такой, болезненный, когда бьёт по голове, причём, с вертухи. Потому что я бывал на каждой. Каждой, мать её, репетиции.

Что я там делал? Понятия не имею. Подозреваю, следил, чтобы никто не напортачил. Мне то казалось, что отвечать за музыкальное сопровождение – это просто. Музыку написал, её же записал, флешку с треками передал и всё, откланивайся. Как бы не так. Мы же решили сделать из этого мюзикл. Так что пришлось ещё и парочку стишков набросать, которые наши актёры пели настолько бездарно, что у меня уши в трубочку сворачивались. Тут Давид меня, конечно, по-братски так разочаровал. Голоса у парня не было совершенно. Как и слуха. А ему, как исполнителю главной роли, нужно было немного и поголосить. Конечно, основной упор был всё же на танцы. Но, честно говоря, и с этим Анин избранник справлялся так себе. Будь он на месте дяди Андрея – тётя Мари на него бы точно не взглянула.

К чести Кузнецова, тот не носил корону и понимал, что не вытягивает. Но честно пытался. Даже записался в школу к Аниному отцу. Но это не отменяло того, что он был до странного нервным и то и дело срывался. При Данчук, конечно, пытался взять себя в руки, но меня его поведение всё равно малость удивляло. Я бы даже сказал – напрягало.

Чего нельзя было сказать об Ане. Та, едва начались репетиции, просто расцвела. Она наблюдала за тем, как её детище и история её родителей в одном флаконе, оживала, обретала цвет и форму – и выражение абсолютного счастья на её лице стоило всего. Даже того, что я исправно таскался в концертный зал и даже помогал мастерить декорации.

Репетировали ребята подолгу – расходились мы уже после заката. И многие ещё умудрялись разбредаться по дополнительным занятиям. Как они всё это успевали – я не имел ни малейшего понятия. Хотя, вероятнее всего, все просто занимались до глубокой ночи, как делали мы с Данчук.

Плюсом было то, что перваки уже отстрелялись, и зал был всецело в нашем распоряжении. Потому что второй и третий курс занимались другими делами – им для подготовки к «Вечеру» специальная площадка была не нужна, хватало и обычных аудиторий. Нам же было важно выверить всё – каждое движение, жест и поворот, всё должно было вписаться в параметры сцены. Аня, как истинный трудоголик, чуть ли не с сантиметром ползала по сцене, отмечая, где, по её профессиональному мнению, должны были стоять актёры. И плевать, что в её работу входило просто писать сценарий и отдавать его. Данчук с маниакальным упорством лезла и в режиссёрскую работу. Оно и понятно – постановка то серьёзная.

Отдельно налаживали и свет. Но тут уже я вызвался добровольцем, потому что пускать подругу на балконы, к осветителям, было себе дороже. Упрямая девчонка, одурев от споров, запросто могла бы кого-нибудь и скинуть. А после сказать, что так всё и было. Фанатики – они такие. По себе знаю.

Кстати, раз уж вспомнил о перваках. Нат выступила просто отлично. Зря так нервничала – моя девушка умудрилась затмить всех. И нет, я был более чем объективен – мои мысли разделила и Аня, а уж подруга точно врать бы мне не стала. Только не в этом случае.

В общем, с тех пор как моя девушка отстрелялась, мне нужно было ещё как-то умудряться выкраивать время и для неё. Вот они, минусы серьёзных отношений. А ещё были мои парни, про которых забывать было ну никак нельзя – мы готовились к новым концертам, записи новых треков и даже съёмки клипа. На конкурсе мы выиграли неплохую такую сумму, которую, разумеется, вложили исключительно в творчество. Так сказать, инвестировали в будущее.

К счастью, Наташа была весьма понимающей. Она ни разу не предъявила мне ни единой претензии, даже если за три дня мы умудрялись обменяться только парой-тройкой сообщений. Вот они, плюсы отношений с человеком смежной профессии. Творческие люди друг друга понимали. Поэтому, каждую свободную минуту я проводил с Нат. Извинялся всеми известными мне способами, и, кажется, даже изобрёл парочку новых.

- Юлиан? Ты чего застыл?

Голос подруги вывел меня из очередной череды размышлений и, тряхнув головой, я широко улыбнулся:

- Да так, задумался о сущности бытия.

Идеально ровная светла бровь Данчук взлетела вверх, без слов говоря мне всё, что она обо мне думала.

- Ну, молодец. А теперь – брысь со сцены, не мешай ребятам.

Хмыкнув, я спрыгнул вниз, занимая место в первом ряду рядом с подругой. Вот и подрывайся после этого, чтобы поправить чуть было не рухнувшую декорацию. «Спасибо» не скажут, так ещё и виноватым выставят.

- Продолжайте, - тем временем, скомандовал один из режиссёров застывшим на сцене актёрам.

И ребята поспешили выполнить наказ.

 

*****

Анна

 

Мне нравилась эта суматоха. Репетиции, прогоны, оклики режиссёра, притирки ребят, их попытки вжиться в роли, намёки на импровизацию. Всё это делало сцену такой живой, что я в очередной раз убеждалась – не спала. Это не было сном, всё случалось на самом деле. Мы ставили спектакль по написанным мной строкам. Очуметь. Ведь я до конца не была уверена, что это всё же случится. Но нет – произошло. Точнее, собиралось произойти.

– Перерыв десять минут, пожалуйста, не расходитесь, - произнёс режиссёр, ответственный за ту сцену, что в тот день репетировали ребята.
Юлиан мгновенно убежал в сторону столика с закусками, который каждый день был полон – работа отнимала много энергии, и нам нужно было её как-то восполнять. Еду нам поставлял Настин отец – с большущей такой скидкой, что в условиях нашего студенческого бюджета было просто даром небес. Я же осталась сидеть в кресле – мне было безумно лень подниматься, ведь я так удобно устроилась. Так что я просто повернула голову и крикнула:
– Принеси мне что-нибудь!
Правда, я заранее была уверена в провале. Мой друг обладал потрясающим свойством глохнуть в самый неподходящий – или, наоборот, очень подходящий конкретно для него – момент.
Сэндвич, тем не менее, он все равно принёс, и бутылку апельсинового сока. Сам присел рядом и методично точил свой огромный бургер, хмуро пялясь в телефон. Наверняка опять что-то умное вычитал.
Я откровенно любовалась им, потому что могла себе это позволить. И потому что Юлик был такой красивый, когда был чем-то увлечен.



Анастасия Малышева

Отредактировано: 08.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться