Сила притяжения

Размер шрифта: - +

Глава двадцать первая

Глава двадцать первая

Юлиан

 

Зачёт мы получили. Если вам это правда интересно. Преподаватели и ректорат не были идиотами и понимали, что к этому, мягко говоря, некрасивому финалу, никто из нас, и уж тем более Аня, не имел отношения. И потом – всем хотелось замять ситуацию и забыть тот вечер. У них и получилось. А вот у нас у всех – нет.

Дядю Андрея вовремя оттащили от Давида – подоспели его друзья. Младшее поколение скрутило уже меня, но всё равно, личико этому подонку мы разукрасили знатно. А тот даже и не думал сопротивляться – нет, он будто нарочно подставлялся под кулаки и при этом не переставал улыбаться. Ну, точно псих.

После Кузнецова увезли в больницу, а нас – по домам. Я всё порывался поговорить с Аней, но та как будто закрылась в какой-то своей раковине и на контакт идти не желала. Несложно было догадаться, что по ней тот вечер ударил сильнее всех – собственно, на это и был расчёт. Её парень оказался не просто подонком – так иногда называли меня, но я бы, даже при всём желании не смог бы поступить так. Не то воспитание, да и вообще – это каким ублюдком нужно быть, чтобы вот так сыграть на чувствах девушки?!

Усугубляло ситуацию, что Давид был у Ани первым – во всём. Если бы она встречалась с кем-то до этого, было бы проще – расставания закаляют, как ничто другое, уж поверьте. Но тут, Мышонок оказалась просто не готова к подобному повороту событий. Да и как тут подготовиться, в конце концов.

В чувство её пытались привести все, кому не лень – даже обычно апатично ко всему настроенный Меридов включился, что само по себе было удивительно. Особенно усердствовали, разумеется, девчонки. У них были свои, только им понятные способы – вёдра мороженого, маникюр, салоны красоты, тучи мелодрам и прочее. Работало ли это? Понятия не имею? Меня Данчук упорно избегала. И это напрягало.

Прошло три недели, мы приблизились к зимним каникулам. Давид, к слову, из больницы вышел, но в университет не вернулся. Я так понял, что ему и перевод этот был нужен только ради своей мерзкой мести. Разыграв карты и получив по морде, он уполз обратно в свою нору. И правильно. Потому что, встретив его снова, я бы точно завершил начатое и добил бы его.

Одновременно с окончанием зимней сессии приблизилось ещё одно важное событие – день рождения нашей Насти Грозной. Та не особо горела желанием отмечать, но её друзей было сложно остановить, если мы что-то задумали. Было решено закатить грандиозную вечеринку. И когда встал вопрос, где развернуть всю эту вакханалию, неожиданно «ожила» Аня. Данчук в общем чате в соцсетях заявила, что её родители вместе с Сашкой уезжают на очередные соревнования, так что дом полностью свободен и ничто не помешает нам превратить его в руины. Когда Сабина осторожно уточнила, уверена ли подруга, та заявила, что ей это «поможет отвлечься». И мы решили, что да – лучше её послушаться.

В назначенный день мы с самого утра развернули в семейном гнёздышке Данчуков бурную деятельность. Колян привёз свою стереосистему, которая была намного лучше «той ерунды, что пылится в доме у Аньки» - это его дословная цитата. На меня девчонки возложили святую обязанность – привезти еду и алкоголь. Так что я, разумеется, посетил отца именинницы, который не поскупился и затарил мою машину по завязку. Ну, а остальные украшали дом и занимались ещё чёрт знает чем – я, если честно, в детали не вдавался.

А вечером дом Ани оказался переполнен. Кажется, поздравить юную художницу – ну и нажраться нахаляву – приехал весь университет. Мне даже показалось, что в толпе я разглядел парочку преподавателей, но не исключено, что это был всего лишь обман зрения. Тем более, что в тот вечер у меня было две задачи – избегать Нат и найти Аню. И одна плавно вытекала из другой – я знал, что если моя девушка меня обнаружит, то до своей подруги я просто не смогу добраться. А мне это было нужно. Я хотел поговорить с ней. Хватит ей прятаться от меня. Я итак столько дней уважал её желание уединения и не лез. Всё, слишком долго быть хорошим мальчиком я не умел.

Так что, опрокинув в себя пару стаканов пива, я приступил к поискам. Помня, что видел Данчук в гостиной, поспешил туда. Я торопливо озирался, пытаясь найти в толпе людей свою лучшую подругу, но та как сквозь землю провалилась. Хотя, зная её, я мог допустить такую мысль, что она просто слиняла, но нет – она не могла подложить Насте такую свинью. Только не в её день рождения. Нет, это ведь была Анна Данчук – человек, который дружбу ставил превыше всего. И даже выше собственного разбитого сердца.

Обогнув весь первый этаж, но так и не найдя хозяйку дома, я поднялся наверх. Подойдя к знакомой двери, я толкнул её и – бинго! – нашёл Аню в её собственной комнате. Подруга сидела на кровати, спиной ко мне и, видимо, была слишком глубоко погружена в свои мысли, так что не замечала меня.

- Хей, - мягко позвал я её, проходя внутрь и прикрывая за собой дверь, - Ты как?

Вздрогнув, Данчук обернулась ко мне и криво усмехнулась:

- Лучше всех, Юльчик.

Поморщившись от такого явного коверкания моего имени, но списав всё на депрессию, я сделал ещё один осторожный шаг (а что? Вдруг, девушки после расставания начинают избивать всех парней, что попадались им под руку? Я то не был осведомлён об этой стороне жизни) и уточнил:

- Точно?

- Абсолютно! – как-то слишком резко кивнула Аня.

Мне не нравился её вид. Её глаза, которые всегда напоминали мне драгоценные камни, как-то подозрительно поблескивали, а щеки покрывал несколько нездоровый румянец. Да и все её порывистые и лишенные изящества жесты намекали на то, что с подругой было далеко не всё в порядке.

Однако, обогнув кровать и подойдя ближе, я понял, в чём дело. Аня сжимала в руке большой бокал на тонкой изящной ножке. В котором плескалось что-то подозрительно красного цвета.



Анастасия Малышева

Отредактировано: 08.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться