Сила притяжения

Глава двадцать четвёртая

Глава двадцать четвёртая

 

Юлиан

 

Идиот. Я – идиот. Если раньше я ещё сомневался в этом, то в то утро другие варианты просто-напросто отпали сами собой. Я ведь ехал в универ с твёрдым намерением поговорить с Аней и признаться ей во всём. Но когда увидел её – банально струсил. Сам не понял, как ложь сорвалась с языка. А Мышонок как будто ждала от меня чего-то – или мне только показалось, что в её глазах я прочитал…разочарование? Хотя, наверняка я просто сам себе всё это напридумывал.

У меня не было возможности проверить свои догадки, потому что сразу после окончания лекции Данчук поднялась на ноги и, сославшись на какие-то свои дела, умчалась. Хм…ситуация становилась всё более подозрительной. Почему меня не оставляло чувство, как будто я знатно напортачил? Ах, да, потому что именно так я и поступил. Ну да, это многое объясняло.

Телефон два раза коротко завибрировал. Бросив взгляд на экран, увидел два сообщения – от Коляна и Нат. Друг интересовался, как прошёл разговор с Нютой, моя девушка приглашала выпить кофе. Честно говоря, отвечать не хотелось ни одному из них. Поэтому, затолкав мобилку в карман, прихватив рюкзак и неизменный чехол с гитарой, я смылся.

Пересидеть перерыв было решено в спортзале - там как раз очень удачно никого не было. Заодно можно было спокойно подумать, что делать дальше. Если я вообще на это решусь – час назад ведь выяснилось, что я сыкло и идиот. Не готовый бороться за любимую девушку. Или, может, я просто боялся, что, протрезвев, Аня уже не воспринимала меня так, как тогда? Кто знает, вдруг лишь алкоголь придал мне ореол привлекательности, а на деле Аня видела во мне всего лишь друга? Ведь это было самым страшным – лишиться её дружбы. Ну, то есть, мы были вместе всегда, сколько я себя помню. Потерять её – это как остаться без очень важной части тела. Руки там, ноги…сердца… без него жизнь в принципе крайне сложно прдеставить.

Пока я малодушно пытался прятаться от всех, чтобы не отвечать на вопросы и вообще – не разговаривать, Наташа сама нашла меня. Уж не знаю, как ей это удалось – быть может, сработало женское шестое чувство, или же девушки всегда знали, где находились их парни. Ведь она ею так и оставалась несмотря на то, что вёл я себя, как мудак.

Так вот, обнаружив меня и подсев рядом, девушка улыбнулась и заговорщицки шепнула мне, наматывая длинный тёмный локон волос на палец:

- Выглядишь либо заболевшим, либо влюбившимся.

Я на секунду взглянул на неё с отчаянием — мол, милая, как тебе вообще такое на ум-то пришло? Потом медленно повёл головой. Прокашлялся, надеясь, что после прошедшей накануне репетиции и небольшой посиделки с парнями не сорвал окончательно голос.

- Может, просто перебравшим? – предположил я.

Нат покачала головой:

- Я тебя наизусть выучила. Не обманешь.

- Тогда, может, всё дело в том, что я вижу тебя? – предпринял я ещё одну попытку, и даже состроил одну из своих очаровательных мордашек.

Но, почему-то это не сработало. Ли хмыкнула, а после, откинув волосы на спину, заявила:

- А, может, дело в Ане?

Поперхнувшись воздухом и прокашлявшись, я бросил взгляд на девушку, пытаясь понять, шутила она или нет. Та смотрела на меня серьёзно, но без злости – скорее, изучающе. Я думал включить заднюю и начать отнекиваться, но в конце концов, этот разговор всё равно должен был состояться, рано или поздно. По-хорошему, я и должен был стать его инициатором, но и тут оплошал. Я вообще в последнее время лажал везде, где только можно было. А Нат – моя милая, добрая и заботливая Нат – обладала не только внутренним стержнем, но, и, судя по всему, внушительными яйцами. Одолжить их у неё что ли, на время?

Чуть подумав, я решил, что молчать больше не было смысла, и если рвать, то сразу и жёстко. Поэтому, кивнув, я добавил вслух:

- Да. Аня.

Бах.

Я будто сам себя застрелил. Зажмурившись, ждал её реакции.

Хрупкие пальчики Наташи ощущались на мятом рукаве моего пуловера. Секунда, вторая — и она обняла меня, осторожно прижимаясь к груди. И, хотя, казалось, что ничего страшного не произошло и бури не будет, посмотреть вниз, на её темноволосую макушку, мне было слишком страшно.

Ли сама поймала меня за подбородок, заставив взглянуть в её глаза.

- Это хорошо. Вы подходите друг другу.

Я ждал каких угодно слов, но точно не этих. Мне казалось, что Наташа будет злиться, насылать на меня проклятия, или вообще подговорит своих подруг и они устроят мне тёмную. И всё это будет заслуженно.

Но это? Кто её такую вообще выдумал? Такую понимающую, ласковую, добрую. Такую идеальную. Но такую НЕ мою.

- Мне жаль, - только и смог я выдать из себя.

Так странно. Обычно меня было просто не заткнуть. Я мог говорить часами напролёт, перебирая темы, как карты в колоде и ни разу не повторившись. Но в ту минуту, когда мне отчаянно нужны были слова – они просто взяли и закончились. Однако, Наташа, кажется, в них и не нуждалась. Кивнув, она отметила:

- Мне тоже. Ты хороший человек, и мне рядом с тобой было комфортно.

Я осторожно и нежно погладил её длинные тёмные волосы. Под ними обнаружилось аккуратное маленькое ушко, узорная серёжка – мой ей подарок. Нат залилась негромким смехом прежде, чем я наклонился ближе, чтобы прошептать:

- Может, лучше мне не стоило?.. Ты ведь просто замечательная. Лучше всех, кого я раньше встречал.

Ли ласково прижалась губами к моему лбу, прежде чем ответить:

- Не спорю, замечательная. Видимо, просто не для тебя.

- Не прибедняйся, - нахмурился я.

Наташа покачала головой, даже, кажется, и не думая расстраиваться:

- Уж поверь, этого у меня точно нет. Я, как никто знаю себе цену. А ещё я умею трезво смотреть на вещи и оценивать свои шансы. Я, наверное, всегда это знала – замечала все те взгляды, которые вы дарили друг другу. На самом деле все знали, что вы друг для друга значите очень много и что дружбу вы уже давно переросли. Даже если вы сами этого не осознавали – окружающие это понимали. Но, кто я такая, чтобы устоять перед обаянием Юлиана Кораблёва? Всего лишь простая смертная.



Анастасия Малышева

Отредактировано: 25.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться