Сила притяжения

глава вторая

Глава вторая.

Анна

 

Порция какао меня если не взбодрила, то порадовала уж точно. Поэтому, когда мы с Настей подъехали к зданию университета, моё настроение успело самую малость подняться. И из машины я выходила, уже даже не пытаясь сдержать искреннюю улыбку. Всё же это место за четыре года успело стать для меня своеобразным домом – оно обросло своими историями, легендами и традициями.

Например, каждый день мы с друзьями приезжали на полчаса раньше и собирались в кафетерии, занимая центральный стол и напрягая сонных буфетчиц своей чересчур оживлённой болтовнёй.  Хотя, мы были не единственными – чаще всего в такую рань приезжали либо мало что понимающие первокурсники, либо уже слишком много знающие выпускники, корпящие над дипломами. Ну и мы – просто неадекваши.

С другой стороны, нас тоже можно было понять – эти утренние минуты были порой единственной возможностью собраться всем вместе. Неразлучные в детстве и школьные годы, большинство из нас выбрало совершенно разные специальности и факультеты, так что из-за расписания я могла не видеть друзей сутками. Мы старались, конечно, собираться и в обед, но выходило это не всегда.

Например, моя Настя училась на художественном факультете. Она мечтала стать графическим дизайнером, но кроме этого, не могла представить своей жизни без красок и кистей, поэтому всё свободное время проводила либо в мастерской при университете, либо в отцовской. И вытащить её из этого мира было крайне сложно.

Иногда я задумывалась – почему мы вообще подружились? В детстве я всегда могла ответить – потому что наши отцы дружили. Более того – когда-то они танцевали вместе, у них было общее прошлое, они много пережили вместе. Поэтому, не было ничего странного в том, что они предпочитали выгуливать дочерей в одной песочнице. Другой вопрос, что, став старше, мы сами были вольны выбирать свой путь. И, честно говоря, разойтись в разные стороны – это было самое очевидное, что мы могли сделать. Потому что мы правда были разными. Я любила поговорить – Настя предпочитала тишину, мне было порой просто необходимо спорить, а Грозная, несмотря на фамилию, все дела решала мирно и не повышая тона. В конце концов, я на дух не переносила алкоголь – а Настюха была настоящей скалой, которую не брала никакая огненная вода!

Но в какой-то момент я нашла ответ на этот вопрос. Всё дело было именно в том, что мы – разные. Совершенно, абсолютно, просто до каждой извилинки. Но вместе с тем в один день мы выбрали одну и ту же судьбу – отказались от танцев и пошли своей дорогой. А остальные непохожести нас только объединяли. Мы дополняли друг друга, я видела в ней себя – очень странную версию Анны Данчук, которая вечно хотела рисовать, но кто сказал, что такого не могло быть? Мы уравновешивали друг друга – я вытаскивала Настю из скорлупы в нужные моменты, а она, при необходимости, «гасила» меня.

Когда мы уже подходили к зданию, позади нас послышался полный абсолютного счастья женский визг:

- Девчооонкиии!

То, что обращались именно к нам, сомневаться не приходилось – таким вот образом со мной здоровались чуть ли не с пелёнок. Обернувшись, я угодила в поистине медвежьи объятия.

- Саб, задушишь, - прохрипела я, пытаясь высвободиться и едва удерживая себя от того, чтобы не начать хлопать подругу по спине, прося пощады.

С Сабиной  Малышкиной мы были практически сёстрами. Двоюродными, поскольку наши отцы считали друг друга братьями. Такая вот странная, совершенно не кровная связь. Саб была Мисс Рассудительность - очень мудрая, не по годам подкованная и удивительно серьёзная. Этим она пошла в родителей. Однако, от своей тётки, которая умудрилась выйти замуж за мужчинуа, который был на восемь лет её младше (к слову, это у них была семейная традиция – мама Сабины тоже родилась на несколько лет раньше её отца), милая кареглазая брюнетка вобрала в себя некоторую…дурковатость. Да, наверное, это было то самое слово. Которая имела свойство иногда вырываться наружу.

Саб была единственной в нашей компании, кто к творчеству не имел ровно никакого отношения. Девушка училась на медицинском факультете и меньше чем через год собиралась стать стоматологом. Причем, эдаким секси-доктором, потому что природа подругу мою явно не обидела. Она была из той породы людей, которым оборачивались вслед и долго провожали точёную фигурку тоскливым взглядом. Почем тоскливым? Потому что понимали одно – не светит. Сердце этой красотки давно и прочно было занято одним мрачноватым на вид, но очень добрым внутри типом. Но о нём потом.

Когда мне, наконец, вернули возможность дышать, я первым делом ощупала свою тушку, проверяя, не повредила ли мне чего щедрая на объятия подруга. Но нет, кажется, обошлось без переломов и даже трещин. Класс, жизнь продолжалась.

- Крошки, я так скучала! – продолжала между тем распинаться Сабина, - Клянусь – Доминикана ничто без вас!

- Вот уж сомневаюсь, - хмыкнула Настя, - Ты ведь была там с Даником. А это значит что? Правильно – любоооовь, - протянула девушка, многозначительно двигая бровями.

Но Малышкина только отмахнулась:

- Если бы! Мы ведь ездили с родителями. Клянусь – папа ни на секунду не выпускал нас из виду. Как будто боялся, что мы начнём срывать с себя одежду прямо там, стоит только отвернуться.

- Как он бережёт твою девственность, - не удержалась от смешка уже я, - Интересно, а дядя Олег сильно расстроится, если узнает, что беречь уже как бы нечего?

- Я думаю, он устроит настоящие поминки, - с самым серьёзным видом отозвалась Сабина, - Будет оплакивать её, поднимет пару бокалов. Быть может, даже прочтёт поминальную речь, расписав все её достоинства и добавив в конце, что нам всем будет её не хватать.

Переглянувшись, мы втроем не выдержали и расхохотались. А после, утерев набежавшие слёзы, поспешили в кафетерий.



Анастасия Малышева

Отредактировано: 25.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться