Сила притяжения

глава восьмая

Глава восьмая

Анна

 

Следующая неделя была насыщенной и физически тяжёлой. Учителя, наконец, стряхнули с себя летнюю дрёму, и конкретно так взялись за своих студентов. Мы не жаловались – все понимали, что времени до того дня, как нам объявят условия очередного «Вечера», оставалось всё меньше, поэтому старались по максимуму прокачать все имеющиеся у них навыки. Так сказать, чтобы не ударить в грязь лицом.

Я тоже это осознавала, но ещё я знала, что друзья – это святое. Поэтому старалась находить время и для ребят, и для девочек. Так что после очередного учебного дня мы решили все вместе посидеть и хорошенько так провести время. Как – не придумали.

- Куда мы идём? – спросила у меня Настя, с любопытством озираясь в крыле, которое посещала крайне редко.

Ещё бы – она из своей мастерской нос высовывать лишний раз не любила. Поэтому все короткие переходы и коридоры между классами, в которых преподавали мне и Юлику, были ей незнакомы.

- Вызволять наших друзей, - ответила я, - Они наверняка забыли о нашей договорённости, погрязнув в музыке.

- Их можно понять, - отозвалась Настя несколько рассеянно, - У них ведь концерт уже через несколько дней. Плюс группе нужно готовиться к поездке в Москву. Ты с ними, кстати, не едешь?

Я покачала головой, не без грусти признавшись:

- Мы решили, что это ни к чему. Ну, и родители высказались против. Пропускать учёбу из-за того, что мой друг на конкурс едет – непрактично и не рационально. Папа ещё был готов согласиться, но мама…в общем, я её поняла.

И это было правдой – мне, хоть и было грустно, но ситуация действительно была понятной и простой. Другое дело – Юлиан. Он просто рвал и метал и хотел всё даже отменить, заявив, что без дружеской поддержки просто не справится. В итоге мы договорились, что я помогу ему с репетициями дома, и в день выступления мы свяжемся по скайпу, и его отец будет держать смартфон всё время их выступления. Выход, опять же, подсказали мои родители – они рассказали, что когда-то давно папин тренер точно также наблюдал за выступлением его команды на мировом чемпионате.

Я вела Настю по длинному коридору, мимо кабинета гитаристов (там Юлик зависал чаще всего), вокалистов (тут он тоже просиживал штаны и надрывал глотку), скрипачей (не-а, вот там Кораблёва точно ни разу не было) и других. Я слышала музыку и уже начинала смутно догадываться, где окопались наши друзья.

Я замедлила шаг, остановившись перед массивными деревянными дверьми.

- Это же концертный зал, - заметила Грозная, - Тут проходят «Вечера», разве нет?.

- Чёртовы авантюристы! – выругалась я негромко и толкнула двери ногой.

Стоило мне только понять, откуда доносилась музыка, как я тут же безошибочно нашла взглядом знакомую фигуру – и замерла. Ощутив, как от звуков музыки у меня против воли перехватило дыхание, я всё же смогла перебороть себя и мы с Настей медленно пошли вперед, в какой-то степени не желая нарушать ту атмосферу, которая царила в зале.

Юлик сидел за фортепиано. Рукава белой рубашки были небрежно закатаны до локтя, пара верхних пуговиц расстёгнуты. Длинные изящные пальцы бегали по лаковым чёрно-белым клавишам, плавно приподнимались и опускались загорелые кисти рук. Иногда его пальцы почти не касались клавиш, как бы летая над фортепиано, а порой падали на них с такой силой, что содрогался весь инструмент. Глаза Кораблёва были прикрыты – он полностью отдался музыке и наслаждался ей.

От созерцания этой, бесспорно, прекрасной картины меня отвлёк голос, донёсшийся откуда-то сбоку. Скосив взгляд, я увидела Колю. Ну, конечно, кто же ещё мог там быть? Только верный и лучший друг, товарищ по команде и помощник в авантюрах.


— Ладно, давай Counting Stars! — прокричал тот. Брюнет пожал плечами и, сделав переход от одной мелодии к другой, начал играть музыку к одной из песен One Republic.

Я наслаждалась зрелищем, и даже в какой-то момент забыла, что пришла, в первую очередь для того, что отругать своих друзей. А всё Юлиан. Сидя за инструментом, он двигал не только руками, но и всем телом. Он наклонялся, выгибался, двигал плечами, локтями, нажимал одной ногой на педаль, а другой иногда выстукивал ритм.
— Хорошо, чувак, давай Bad Romance «Марсов», — Меридов облокотился на фортепиано.

Юлик  ухмыльнулся и продолжил играть уже совсем другую мелодию. Я не понимала, как у него это выходило – так просто менять ритм, переходя с быстрой мелодии на медленную и тягучую, как патока. И это было так естественно, будто вся музыка мира хранилась в его голове и он мог извлекать любую за секунду, просто пожелав.
— Давай Tokio Hotel для Насти! — заметив нас, предложил Коля и услышав, как послушно его друг начал наигрывать новую мелодию, закатил глаза, — Чёрт возьми, Юлиан, мне стыдно, что ты это знаешь! Это же только девочки слушают! — замечание было проигнорировано. — А знаешь, плевать! — вдруг Меридов подсел к другу, и они продолжили играть в четыре руки.

Я знала, что Коля, как и его друг, играл сразу на нескольких инструментах – за его плечами была не только школа, но и детство с отцом – музыкантом. Но парень крайне редко демонстрировал свои навыки, предпочитая выбивать всю дурь из своей барабанной установки. И видеть, как он с легкостью подхватывает ритм Кораблёва, было необычно и даже почти интимно, но приятно. И даже спустя столько лет товарищ открывался для меня с новой стороны.

Юлиан что-то буркнул Коле, и ребята перешли к другой мелодии. Я не знала, сколько мы там находились, потому что, честно говоря, потерялась во всей этой музыке. Но, когда она стихла, пелена очарования спала с моих глаз и я вспомнила, зачем мы, собственно, пришли.



Анастасия Малышева

Отредактировано: 25.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться