Сила слова

Размер шрифта: - +

Глава 3. Книга

После того злополучного письма прошло около месяца. Угрозы, регулярно сыпавшиеся в мой адрес, поутихли, и я вздохнула свободно. Как позднее оказалось, я рано расслабилась.

В наушниках играла музыка, я сосредоточенно писала следующую главу книги — Евгений позвонил три дня назад и недовольно сказал, что в издательстве сдвинули сроки сдачи книги на неделю вперёд (он сам не любил таких неожиданных ситуаций, и я была готова поспорить, что он даже ругался из-за этого с главным редактором). После моих заверений, что всё успею, Евгений с едва скрываемой радостью в голосе сказал, если бы я была ближе ему по возрасту, он бы незамедлительно на мне женился (разумеется, это была шутка). И вот теперь я, став заложником своего обещания, пила литрами кофе и писала, писала, писала книгу, стараясь успеть к новому сроку.

Последние три дня начинались одинаково: я провожала Максима на работу с утра, делала обычную утреннюю зарядку, собирала волосы в узел, наливала новую порцию кофе и шла к компьютеру. За компьютером так и проводила почти весь день, ровно до того момента, когда с работы возвращался Максим. Мы ужинали вместе, обсуждали свои дела, а затем разбредались по углам — я снова за компьютер, чтобы продолжать писать книгу, Максим — за свой ноутбук, чтобы готовиться к лекциям на следующий день. Если бы не Максим и звонки от Даши, которая своим неизменным бодрым голосом рассказывала мне последние новости, я бы просто растворилась в своей книге, забыв про реальность. Хотя, возможно, для любого автора книга — это та же реальность, только она живёт в его голове и переносится на бумагу. Иногда с этой реальностью знакомятся читатели, иногда она доживает свой век в ящике стола или в файле на компьютере.

Сегодня утром Максим, увидев, насколько быстро почти опустела банка с кофе, в ужасе предупредил, что в большом количестве его пить вредно.

—Конечно, вредно, — согласилась я на автомате, лихорадочно дописывая последнюю фразу в главе, ловя ускользающую мысль. Глав было написано десять, осталось примерно столько же. По срокам у меня оставалось не больше двух недель, но сегодня обязательно нужно написать хотя бы ещё одну и можно позволить себе отдохнуть. Совсем чуть-чуть. По правде говоря, мне не очень нравилось то, что получалось, но это было лучше, чем ничего. Кроме этого, если успею всё, что запланировала, у меня будет время, чтобы отредактировать уже готовое, а это намного легче, чем придумывать что-то с нуля.

Максим взялся за спинку стула, на котором я сидела, а затем развернул меня к себе вместе со стулом и наклонился, чтобы посмотреть мне в глаза.

—Обещай, что сегодня и завтра ты не будешь пить кофе, — строго посмотрел он на меня. Сначала хотела возмутиться, заявив, что с чашкой кофе лучше пишется (и это истинная правда), но, посмотрев в его глаза, увидела тревогу, и раздражение сошло на нет — в конце концов, он искренне беспокоится о моём здоровье, а возмутись я, это было бы формой неблагодарности. Поэтому, вздохнув, сказала:

—Обещаю.

Максим довольно улыбнулся, поцеловал меня и ушёл на работу. И вот теперь я писала книгу под музыку — тоже проверенный способ по привлечению вдохновения.

Ближе к обеду поняла, что мне нужен перерыв на чашку чая и на небольшой отдых, иначе больше не смогу написать ничего путного. Выключила музыку, вытащила наушники и расслабленно потянулась, вставая и подходя к окну. Посмотрела в окно — лучи апрельского солнца заливали двор, в котором бегали и играли дети, и только сейчас осознала, что сломала систему — со школы у меня и у многих людей из моего окружения сложилось стойкое убеждение, что весной ужасно лень учиться и работать. Теперь же, в силу того, что работы стало много, да и которую нельзя не выполнить, как домашнее задание в школе, отговорившись, что болела, для меня стёрлись эти рамки. Работоспособность, как оказалось, зависит не от времени года, а от твоего настроя. А ещё — от настроя издателя.

Искоса кинула взгляд на зеркало — вид уставший, замученный. Надо принять ванну — это поможет смыть с себя усталость и даст новые силы. Включила воду, на каком-то вдохновении добавила пену и соль и отправилась на кухню за очередной порцией живительного для меня чая (банку с кофе Максим предусмотрительно перепрятал, иначе по привычке достала бы её).

Спустя несколько минут, опускаясь в тёплую воду, приятно пахнущую пихтой, поняла, что давно лишала себя этой радости — просто позволить телу расслабиться, чтобы с новыми силами писать книгу дальше. С этими мыслями пообещала себе устраивать такие «спа-процедуры» хотя бы пару раз в неделю. Нанесла на лицо увлажняющую маску (подарок Даши на Новый год — уж она-то знает, как меня можно порадовать) и блаженно закрыла глаза. Красота!..

Не знаю, сколько времени провела в ванной — может быть, полчаса, а может, и полдня, но ощутила небывалый прилив сил и желание творить дальше. Накинула домашний халат, закрутила волосы в узел и решительно направилась в комнату — я готова и выдержу новую битву со своей ленью и вдохновением, которое поймаю и ни за что не отпущу. В комнате посмотрелась в зеркало — теперь там отражалась незнакомка с сияющим лицом, горящими глазами и легкой улыбкой. Совсем другое дело! Даша любила повторять, что принятие ванны и посвящение времени себе играет большую роль в нашей жизни, и только сейчас осознала весь смысл этой фразы — люби себя, ты у себя одна, заботься о себе и будет тебе счастье. Да, как бы там ни было, даже среди тяжёлых рабочих будней должно быть время для мечты и отдыха, иначе так и сгоришь, упустив все возможности радоваться жизни. После этих мыслей решила для себя, что после того, как эта книга будет дописана, возьму себе отпуск на пару недель.



Людмила Полярис

Отредактировано: 23.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться