Сила трёх камней

Глава 16

К рассвету третьего дня вдалеке показался столб пыли, из которого по мере приближения всё яснее и яснее выступали очертания ровного строя, уверенно марширующего по направлению к лесу.

– Смотрите-ка, они даже барбариев успели чему-то обучить, – с нарочитой насмешкой произнёс Виталд, стремясь подбодрить то ли соратников, то ли самого себя. – Я-то ожидал увидеть беспорядочно сбившееся сборище невольников и мирных крестьян.

– Нам придётся плохо, – напряжённо заметил Дагар, не пытаясь демонстрировать бесполезную самоуверенность. – Они хотя бы смогут свободно маневрировать, наступать и отдаляться, а мы можем только пытаться сохранить свои позиции. Не все из нас вольны перемещаться в пространстве, – кивнул он в сторону грозно зашумевших при виде врага деревьев. – И малейшее отступление будет означать смерть для многих.

– Зато им каждое мгновение придётся решать, двигаться вперёд, остаться на месте или броситься в бегство, – всё ещё с оптимизмом возразил Виталд. – Плохо подготовленных вояк подобный выбор может быстро заставить забыть о храбрости.

– Хорошо бы это действительно оказалось так, – пробормотала Ликания, чьи зубы на глазах удлинялись и становились острее, превращаясь в почти волчий оскал.

Вражеское войско остановилось в сотне метров от опушки, сноровисто перестраиваясь и стараясь занять выгодные для боя позиции.

– Ну и чего мы ждём? – мрачно поинтересовался Дагар, оглядывая напряжённо замершую армию. – Пока у нас ещё есть преимущество, почему бы им не воспользоваться?

– Мы не можем напасть на противника, не готового к бою, – твёрдо покачал головой Элиглуз. – Это подло и нарушает все правила честного ведения войны.

– Ох уж мне это благородство светлых, – раздраженно пробормотал чародей. – Разве не обидно будет погибнуть из-за собственной нелепой щепетильности?

Над рядами противника пронёсся зычный гортанный вопль, разом оборвавший все препирательства. Радостно подхватив боевой клич и угрожающе потрясая оружием, барбарии ринулись вперёд – опьянённые близостью битвы, они, кажется, даже забыли, что сами являются всего лишь пленниками и шли сюда не по своей воле.

Уже через мгновение смешались тела барбариев и зверей, фаллаборгцев и чародеев. Волки и лисы безжалостно щёлкали челюстями, стараясь добраться до горла противника, могучие тысячелетние деревья легко, как пух, отрывали пробегающих мимо врагов от земли, крепко связав их по рукам и ногам гибкими ветвями, и, подняв на головокружительную высоту, с силой бросали обратно.

Барбарии ловко размахивали длинными двухконечными пиками, стараясь поразить противника, прежде чем тот сумеет приблизиться вплотную. Фаллаборгские лучники с молниеносной быстротой выпускали в сторону леса тучи пылающих стрел.

Дагар и Виталд, поднявшись на возведённый Элиглузом холм, с которого можно было увидеть всё поле битвы, резкими взмахами ладоней останавливали полёт смертоносных орудий и заставляли выпущенные снаряды вернуться, обрушиваясь на ряды самого противника.

Аэрис, стоя в стороне, торопливо выписывал руками невидимые узоры, создавая перед вражеской армией несуществующие явления, с которыми те принимались отчаянно биться, не понимая, что пытаются рубить воздух.

– Руки! – надрывно закричал кто-то, отдавая новый приказ. – Стреляйте им в руки, тогда они не смогут колдовать! Отрубайте руки колдунам!

Командующий замолчал на полуслове, сражённый метко возвращённой стрелой, но армия уже слышала приказ. Фаллаборгцы двинулись вперёд с новой яростью, подпитываемой страхом и надеждой.

Лес огласился болезненными воплями и рычанием, деревья жалобно загудели под жадным напором огня, чародеям становилось всё труднее сдерживать натиск фаллаборгских солдат.

Вот Аэрис громко вскрикнул, хватаясь за пронзённое плечо. Возводимые волшебником чары рухнули, и вражеское войско, внезапно увидев, что страшные чудовища, с которыми они только что сражались, исчезли без следа, с ликующими воплями бросилось вперёд, разбивая ряды лесной армии.

К поверженному чародею с торжествующим рёвом подскочил оказавшийся поблизости барбарий, замахиваясь двуручным боевым топором, но в ужасе выпустил из рук оружие, увидев перед собой грозный волчий оскал на человеческом лице. Ликания безжалостно вцепилась в противника, не давая ему опомниться. Аэрис медленно растворился в воздухе, чтобы через несколько минут снова возникнуть на поле боя, уже безо всяких ран.

Огонь беспрепятственно поедал сухую хвою, быстро перепрыгивая с дерева на дерево, которые и сами невольно помогали пламени, раздувая его беспомощными взмахами ветвей. Забыв о битве, Виталд пытался чарами заставить огонь уняться, но уже через мгновение рухнул, пронзённый барбарийской пикой.

Элиглуз бросился на помощь, защищая соратника от повторного удара, который мог стать смертельным. Не в силах одолеть врага светлой магией, волшебник яростно кинулся в рукопашный бой, подхватив с земли топор поверженного фаллаборгца.

Заметив уязвимость чародеев, фаллаборгцы и барбарии окончательно отбросили остатки извечного страха перед таинственным лесом и с ликующими криками бросились вперёд, стараясь пробиться в самую его глубь, где скрывались слабые и хрупкие обитатели, не способные принять участие в битве.



Рада Мурашко

Отредактировано: 27.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться