Силентиум: история четырёх эпох

Размер шрифта: - +

Глава 19: Свидание сквозь миры

Глава 19

Свидание сквозь миры

Зачастую всему прекрасному быстро приходит конец. Трэдис просидела весь остаток ночи, опершись спиной о ствол дерева и наблюдая за чуть колыхающейся зеркальной гладью озера, и не заметила, как наступило утро. Солнечный свет, чуть пробравшись сквозь плотный свод деревьев, озарил город золотистым сиянием, на мгновение преобразив сад луны в рассветную гавань. Девушка, затаив дыхание, наблюдала за этим мимолётным явлением, как внезапно почувствовала лёгкое прикосновение руки к её плечу. Трэдис, испугавшись, резко повернулась.

– Нам пора! – тихо произнёс Джон. – Время не станет нас ждать.

Молодой человек отошёл, чтобы разбудить спящих всадников. Трэй посмотрела ему вслед и вздохнула: «Может не стоит тогда и гнаться? Какая цель требует подобной спешки?»

Все члены отряда заняли свои места в лодке, за вёсла в этот раз взялся Крис. Жрица продолжала стоять на берегу, не решаясь оторваться от древней земли. Джон взглянул на Трэй с неким оттенком печали и сочувствия и протянул ей руку. Девушка в последний раз оглянулась на город, окинув его беглым прощальным взглядом, и, приняв помощь всадника, вступила на борт лёгкого судёнышка. Лодка отдалялась от берега, медленно рассекая лазурную гладь. Девушка сидела на коленях, разводя рукой круги на воде, и наблюдала за отражением мягкого света на каменистом дне в глубинах озера. Трэй ощутила на себе чей-то пристальный взгляд и, обернувшись, увидела Джона, неотрывно наблюдавшего за ней. В голове Трэдис тут же всплыли увиденные ею в эльфийском колодце картинки, где молодой человек делится своей болью с Эстер. Девушка прогнала воспоминания и вновь погрузилась в созерцание подводного мира. Наконец, лодка достигла занавеса из бело-розовых лиан, и растения сомкнулись, скрывая за собой великий город. Свет Хрустального сада остался за благоухающей стеной, и, казалось, ни один путник больше не найдёт сюда дорогу. Судно скользило вперёд, но что-то изменилось со вчерашнего дня. Трудно сказать, сколько они плыли, за весло уже брались и Итан, и Джон. День, показавшийся Трэй невероятно долгим и скучным, уже близился к концу, когда лодка, наконец, выплыла к берегу, покрытому лесным массивом и уходящему своими землями далеко на восток. Небо окрасилось в цвета заката: нежно-жёлтый, сочный оранжевый, а ближе к воде лиловый. Заходящее солнце словно таяло в озере, мёдом растекаясь по его застывшей поверхности.

Оказавшись на берегу, Джон и Эстер сразу решили сверить с картой своё местоположение, определяя, в какую сторону им следует двигаться, чтобы добыть, как оказалось, последнюю вещицу. Трэдис послышалось слово «часы», но она не была уверена, а задавать вопросы, чтобы в очередной раз не получить определённого ответа, ей не хотелось, и девушка устроилась в стороне от всех в компании своего необычного друга. Жрица чувствовала себя так, будто снова покинула свой дом. И никого не было рядом, кто бы мог разделить с ней эту тоску. Ведь на этот раз даже Джорди не мог её понять: эти земли были ему родными. Трэй проследила взглядом за отдаляющейся к лесу фигурой Уоллеса, ушедшего за дровами, и на секунду, всего на секунду ей захотелось, чтобы он повернулся и позвал её с собой, но этого не произошло, и девушка отвернулась, продолжая наблюдать за тонущим в водах закатом.

 

Луна уже вовсю хозяйничала на небосводе, а Трэй никак не удавалось заснуть. Девушка крутилась с боку на бок, но сознание всё никак не желало отправиться в сонное небытие. Трэдис села, раздражаясь на саму себя: «Завтра нам снова придётся отправиться в путь, а ты будешь валиться с ног, глупая ты жрица!» Оставаться на одном месте уже казалось невозможным, и она решила немного прогуляться, развеять свои мысли и, не боясь попасть в неприятности, направилась вглубь леса. Девушка шагала вдоль небольшого, сбегающего по гладким камням ручья и мысленно вернулась к зеркальцу, загадочному Синериллу, что ей удалось отыскать в водах Эндуна. Она решила осмотреть его: оправа и надписи на нём словно поблекли и не казались уже такими сказочно красивыми, как прежде. Зеркальная поверхность затуманилась, и Трэй стала упорно тереть её подушечками пальцев в надежде очистить, но это не помогало. Вдруг девушка задумчиво посмотрела на свой медальон и поднесла его к зеркальцу. Свет, пролившийся из него, на мгновение ослепил юную жрицу, заставив зажмуриться, но когда она вновь оказалась в объятиях темноты, Синерилл с невероятной ясностью отражал бледное и испуганное лицо Трэдис. Она осталась довольна своей затеей и собиралась двинуться дальше, как резкий порыв тёплого ветра взметнул белоснежные локоны вверх и приподнял подол платья. И в тот же момент среди кружившихся сорванных ветром нежных лепестков розовых цветов начала появляться человеческая фигура. Жрица с ужасом наблюдала за происходящим и пятилась назад. Силуэт всё больше приобретал ясные очертания, и через мгновение перед Трэй, стоя спиной, появился молодой человек. Он огляделся по сторонам и, наконец, обернулся, выражая полное недоумение. Девушка, увидев его лицо, почувствовала, как подкашиваются ноги и как тело пронзила мелкая дрожь. Трэй показалось, что она сошла с ума, и жрица огромными, полными страха и в то же время поднимающейся из глубин души радости глазами всматривалась в давно знакомые черты: проницательные глаза цвета спелого ореха, сокрытые тенью чёрных ресниц, густые медово-янтарные волосы и эта милая светлая улыбка.

– Эллджер! – на выдохе прошептала девушка, чувствуя, как взгляд затуманивается от подступивших слёз.

– Трэдис! – радостно воскликнул юноша и быстрыми шагами приблизился к девушке, но замер перед её вытянутой трясущейся рукой.

– Ты… ты умер… Ты не можешь быть здесь… – с трудом произнесла Трэй.

– Да, я знаю. Не бойся, это действительно я – принц Эллджер, вернее бывший принц…



Екатерина Райз

Отредактировано: 20.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться