Силентиум: история четырёх эпох

Размер шрифта: - +

Глава 22: Во власти пустынного моря. Саварра

Глава 22

Во власти пустынного моря.

Саварра

«… – Допустим, я соглашусь, и нам удастся найти всё то, о чём вы просите, – недоверчиво глядя на своего собеседника, произнёс Джон, – куда нам идти потом? И самое главное зачем? Я не поведу своих людей в неизвестность!

– Мистер Уоллес, вы жаждите ответов, которых я не могу раскрыть вам в той мере, в которой вам хочется, – устало потерев висок, ответил незнакомец. – Моему господину это не понравится, и я…

– До свидания! Спасибо, что впустую потратили моё время! – Джон развернулся и широкими, но неспешными шагами направился прочь.

– Мистер Уоллес! – раздалось вслед. – Вы меня не дослушали…

– А разве это имеет смысл?

– Разумеется, – улыбнулся мужчина, – несмотря на запрет, я всё же отвечу на ваши вопросы, но лишь когда мы подберёмся к ним, – Джон остановился и молча посмотрел на собеседника, поспешившего продолжить разговор. – Когда все, так сказать, элементы будут найдены, вам останется лишь один путь, лежащий через красные пески Саварры, – всадник поднял брови вверх, – понимаю, не самое приятное место для путешественника, но, к сожалению, это единственный путь к Запретному городу…»

 

Воспоминания, всплывшие из тумана памяти, быстро рассеялись, когда Джон услышал слабый оклик. Он повернулся – это была Трэдис, немного отставшая от всадников и едва переставлявшая ноги.

– Джон! – прохрипела она. – Подожди, пожалуйста!

Молодой человек взглядом оценил состояние жрицы: она слишком устала, была измучена не только физически, но и морально. Ни разу не покидавшая пределов своего королевства и выросшая среди многочисленных комнат Ковена за книгами, девушка достойно держалась всё это время, но теперь её силы окончательно иссякли. Как только песочные часы оказались в руках всадников, они тут же продолжили путь, не желая оставаться в угрюмом месте. Сутки без сна. Их словно подгоняла неведомая сила. Эстер раздражалась из-за казавшихся ей необязательных привалов, а Джон удивлялся её поведению, но предпочитал не заговаривать об этом, продолжая молча наблюдать. Иногда ему казалось, что вперёд всадников теперь ведёт уже не он, а его подруга. Трэдис не жаловалась, но её измученное лицо и частые остановки говорили сами за себя. Даже всадники, выносливые и сильные, тоже выглядели хуже обычного, что уж тут говорить о юной жрице.

– Я задыхаюсь, – пробормотала девушка, опершись спиной о дерево, – так тяжело дышать…

– Знаю. Воздух этих мест более сухой и горячий… Мы приближаемся к ней, – задумчиво произнёс Джон, посмотрев вперёд.

– К ней? – переспросила удивлённая Трэдис. Всадник не ответил. Подойдя ближе, он схватил девушку за руку и потащил за собой.

– Потерпи немного. Скоро у нас появится возможность передохнуть.

Он услышал тяжёлый вздох позади себя и недовольное рычание Джорди, ставшего уже почти по пояс молодому человеку. Джон задумался: он так и не извинился за свои слова в тот день, когда Трэдис пришлось в одиночку проникнуть в Чёрную башню. Они предпочли сделать вид, что ничего не произошло, но сердце молодого человека продолжало неприятно ныть при каждом взгляде на девушку. Он виноват во многом перед той, которая становилась частью их маленькой семьи, хотя Джон старался не замечать этого. Опасно впускать кого-либо в своё сердце. У него и так есть о ком заботиться, и те, о ком часто болит душа.

 

К вечеру, когда воздух стал намного прохладнее, отряд вышел из леса, поднявшись на невысокий открытый холм. Всадники переглянулись: внизу стояли маленькие домишки, освещаемые уличными факелами, а далеко впереди виднелась темнеющая полоса одинокой пустыни.

– Что это за место? – чуть слышно спросила Трэдис, разглядывая деревянные постройки и гуляющих по стройным улочкам людей, казавшихся отсюда совсем крохотными.

– Это город Рин, – ответил Джон. – С эльфийского его название переводится, как «край». Это последнее поселение на границе с Пустыми землями, край песчаной Саварры, куда мы отправимся после.

Девушка вгляделась вдаль, и внутри неё стало подниматься навязчивое чувство страха и желание повернуть обратно. Этот удушливый воздух, такой непривычный для её лёгких, мелкие песчинки, поднимаемые ветром и даже здесь, в отдалении от пустыни, оседающие на губах, и темнеющий горизонт. Он отчасти напоминал море, и жрица могла различить пустынные волны, вздымающиеся над землёй. Но этот вид не завораживал, а пугал жрицу. Ей казалось, что пустыня как грозный и одинокий страж, скрывает собой нечто ещё более пугающее. Девушка мотнула головой, и вновь посмотрев на горизонт, не обнаружила ничего, кроме обычного песка. Ничего волнующего и подозрительного. Трэй вздохнула, ей срочно требовался отдых, а не то скоро ей и всадники начнут казаться какими-нибудь духами или монстрами. Джон тем временем уверенно спускался вниз, а Итан дотронулся до плеча жрицы, выводя её из слепой задумчивости, слегка подталкивая вперёд, и Трэдис без колебаний повиновалась.

На улочках им встретилось не так уж и много людей. Да и кто станет жить в стороне от всех вблизи жаркой пустыни? Уоллес двигался вперёд, поворачивая то влево, то вправо, словно он уже был здесь однажды и знал, куда им следует идти. Остановившись у двери с виду ничем непримечательной постройки из светлого дерева, внутри которой горел свет, всадники и жрица зашли внутрь. Множество громких голосов, переговаривающихся между собой, и запахи хорошо прожаренного мяса вперемежку с чем-то сладким и недавно вытащенным из духовки, встретили путников. В животе Трэдис мгновенно раздалось требовательное и пугающее урчание. Направляясь к свободному столику, которых, кстати, здесь было немного, она ловила на себе любопытные взгляды посетителей, мужчин и женщин, доедавших свой сытный ужин, чокающихся большими кружками с медового цвета напитком, заливая содержимым уже грязный стол, тихо беседующих в тёмных уголках или собирающихся покинуть таверну. Трэй подумала, что должно быть довольно странным увидеть в этом заведении нескольких вооружённых людей, израненных, в грязной одежде, да ещё и с белым драконом в придачу. Любой бы удивился. Заняв своё место, девушка почувствовала себя неловко, таверны не пользовались хорошей славой в Новых землях, но голод и навалившаяся усталость прогнали неловкость прочь. К их столику тотчас подошла молодая женщина в белом чепчике, с торчащими из-под него кудрявыми пшеничного цвета прядями, в фартуке, повязанном поверх коричневого платья из плотной ткани, и с обворожительной и располагающей к себе улыбкой.



Екатерина Райз

Отредактировано: 20.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться