Сильфиды, виллисы и прочая нежить

Размер шрифта: - +

Часть шестая. (История Кьяры Безаччо)

18.

 

Родриго свою печальную историю Делии за прошедшие годы так и не рассказал. Кьяра – тоже. И если Родриго забавлял своим молчанием, то неразговорчивость и непреклонность Кьяры – весьма досаждали. Делия порою намекала, что будет рада, если подруга поделится с ней историей своей простой человеческой жизни, но особой настойчивости не проявляла, чувствуя, что история и вправду окажется отнюдь не веселой. С годами стало казаться, что и попросту страшной. Все, что она знала – Кьяра родилась во Флоренции в XV веке, вышла замуж за венецианца, умерла в Венеции, не дожив до двадцати.

За прошедшие годы они с Кьярой впервые разлучились надолго – Делия вернулась, наконец, в Париж, а Кьяра задержалась в России для встречи с Марком. По слухам, к ним мог присоединиться и Родриго, но тот сильно запаздывал, и Делия уже не могла ждать.

Скоро должен был начаться театральный сезон.

Она вновь начала с начала, почувствовала себя юной и живой. Снова в Париже, снова – одна.

Поселилась Делия у пожилой и очень милой мадам, вдовы скрипача, служившего в Опере – и в новой, и в старой, на улице Пелетье. Делии даже казалось, что она припоминала этого милого и скромного молодого человека. Вдова Делию тоже смутно припомнила по рассказам мужа – вернее, как ей казалось, старшую мадам Дево, матушку ее квартирантки.

Капитал после себя скрипач оставил небольшой, и вдова сдавала комнаты в наем молодым артистам Оперы. Делия сняла две смежных, предупредив, что вероятно скоро к ней приедет погостить сестра – сводная, по отцу, милая и порядочная женщина. Тоже вдова.

Хозяйка, разумеется, была совершенно не против.

 

И вот, наконец, Кьяра сообщила, что скоро прибудет – вначале письмом из России, а потом телеграммами из Европы по мере приближения к Парижу.

Конечно, Делия была опечалена, что Кьяра не попадет на ее личную премьеру, зато предвкушала новости и интересные сплетни.

И в ожидании пару раз успела полакомиться Полем Моруа. Поль, похоже, и вправду был всерьез ею увлечен, но Делию это не радовало, а скорее печалило…

В раздумьях о том, почему же так происходит, Делия возвращалась со второго свидания с Полем. И у самого своего дома воспряла духом – в окошках ее комнат горел свет. Значит, кто-то ее уже ждал.

Открыла ей дверь старенькая горничная квартирной хозяйки.

– Мадемуазель, ваша сестра приехала! – сообщила она шепотом. – Но мадам уже легла отдохнуть, прошу вас…

– Мы будем тише церковных мышек! – заверила Делия и, бросив свое пальто с пелериной на рога вешалки, поспешила в комнату.

Кьяра сидела, вытянув ноги, возле углового камина в первой комнате Делии. Вещи ее – саквояж и жакет – были брошены в кресло у входа.

– Дорогуша, ты тащилась из России, как старая кляча! – заявила Делия, бросаясь к подруге с распростертыми объятиями.

Кьяра поднялась с кресла и крепко обняла Делию.

– Как же я рада тебя видеть. Прости, что пропустила премьеру.

– Зато ты видела почти все предыдущие.

– Ты такая румяная. Только что со свидания?

– Именно, Огюст Дюпен[1].

– Жаль.

– Отчего же? Ты проголодалась с дороги? Ой, как же я…

– Нет-нет, я прекрасно перекусила в поезде! В соседнем купе путешествовал с дядюшкой такой сочный юный англичанин. Мне жаль, что ты сейчас не распробуешь со мной дивное вино… – Кьяра извлекла из своего саквояжа бутылку домашнего вина, запечатанную сургучом. – Попался по дороге давно знакомый погребок с богатой историей.

– Но у нас же еще почти целая ночь впереди! – запротестовала Делия. – Не опорожнишь же ты ее одна, как Дионис. Ты… Ааааааах! Ты в брюках?

Делия даже согнулась почти пополам, словно стараясь удостовериться: то, что показалось ей в полумраке юбкой, на самом деле – две очень широкие штанины.

– Да, – пожала плечами Кьяра, уже соскребая сургуч складным ножом. – В дороге очень удобно. Наконец-то появилась женская модель – мне надоело носить вариации мужских. Подумать только, четыреста лет… У тебя здесь есть бокалы?

Делия опомнилась от восхищения и извлекла из тени этажерки два бокала с золотой каймой. И бокалы, и открытое вино пока оставили на столике у камина.

Сами сели рядом в кресла, напротив друг друга.

– Ну же! Какие новости? Что там с Родриго? Почему он не приехал – остался проповедовать язычникам? Я хочу знать, за каким же чертом его понесло…

– Не беспокойся, скоро он приедет и даже не один. Скоро будет сбор всей семьи.

– Погоди! Он что же – нашел себе?..

– Да.

– …Женщину?



Любовь -Leo- Паршина

Отредактировано: 02.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: