Сильфиды, виллисы и прочая нежить

Размер шрифта: - +

Попкорн и клюквенный сок (Начало)

New York

Year 1934

 

1.

Фред, как всегда бесцеремонно, уселся на край стола, выудил из смятой пачки сигарету, закурил.

Частный детектив Элмс только вздохнул – с сопением выпустил воздух через ноздри, словно бык. Он бы давно влепил Фреду затрещину, а то и вовсе выгнал из офиса, если хотя бы заподозрил, что дражайший племянничек может вести себя как-то иначе.

– Итак, дядюшка… Есть любопытная свежатинка? Только не слишком острая – мне пока жизнь дорога.

– Что, ученый стал после той истории со Спинелли? Если бы его не пришили вовремя, то в следующем номере твоей газетенки красовался бы уже ты сам, разделанный под мясной ряд. Без шуток, малыш – правая рука Спинелли был мясником.

Фред поморщился.

– Да, об этом я и говорю. Мясников и особо крутых мафиози больше не надо.

– Правильно, малыш! Надо помнить о том, какой высоты полета ты птица. И в какой дерьмовой газете ты работаешь.

– Помню, дядюшка. А если забуду, ты с удовольствием напомнишь. Верно?

– С удовольствием!

– Ага. Так есть что-нибудь интересное?

– Дряхлый богатый русский извращенец по фамилии фон Тиллендорф и две европейские кошечки. Подойдет?

– Сдавать ты стал, дядя. Решил удивить богатым кобелем и его девками? Хотя, фамилия интересная. Прям из ужастика.

– О, малыш! Поверь, там все не так просто… Наткнулся я на эту компанию, благодаря одному делу. Богатые мамочка с папочкой поручили мне следить за своей распустившейся дочуркой – она как раз связалась со свитой чудиков, окружающих Тиллендорфа и живущих за его счет.  Среди этой свиты – сыночек с репутацией педика. И эти две мамзели. Итальянка Кьяра Безаччо, вдова и небедная, что делает с этим фрик-шоу – непонятно. С ней – французская балерина Делия Дево, нигде не танцует, снимается на третьих ролях. Поговаривают, что старик Тиллендорф и его сын тоже очень любят кино и балуются с камерой в домашних условиях…

 

2.

– Они добавили в шампанское клюквенный сок! Правда ведь, очаровательно? Под стать празднику.

Летучая мышка в кружевной маске пригубила свой фужер, полный до краев рубиновой жидкостью, и мило улыбнулась. Зубки ее были ровные и блестящие, как новая полированная слоновая кость. Кошечка…

Фред улыбнулся в ответ. Летучая мышка наклонила свою очаровательную головку с бархатными ушами, развернулась и упорхнула – к черному дверному проему, ведущему в библиотеку.

Нет, красотка, не тут-то было! Фред подхватил бокал с красным шампанским и последовал за ней.

– Мадемуазель, где я мог вас видеть?

Летучая мышка замерла на пороге, оглядываясь через плечо, затянутое в тонкое кружево. Она смотрела игриво и лукаво, но уж слишком долго. Фред даже обернулся, но ничего особо примечательного у себя за спиной не обнаружил – все тот же зал с панорамными окнами, бумажные фонарики в виде тыкв под потолком, и оркестр, играющий легкий джаз, и множество силуэтов, танцующих в полумраке.

На ходу придумывая, как еще сострить, Фред вновь повернулся к летучей мышке, но той уже и след простыл. Перед ним зиял лишь каменный портал двери, а за ним – темная библиотека. На корешках книг и на старинных вазах и шкатулках лишь угадывались отблески пламени невидимого отсюда камина.

Фред переступил порог.

В библиотеке было значительно прохладнее, чем в танцевальной зале, пламя в камине по правую руку от двери горело тихо, устало, от него тек едва теплый воздух.

Летучая мышка стояла в полосе темноты, между свечением камина и мерцающим пятном, ложащимся на пол и стены от двери. Бокал с красным шампанским стоял на полке рядом с восточной лампадой. Вкрадчиво поблескивала лампада, бокал, а еще – глаза и белые зубки летучей мышки.

Фред еще раз обернулся и решительно шагнул вперед.

– Вы – Делия Дево, французская балерина?

– О! – раздался легкий возглас. Улыбка в темноте исчезла, но глаза, кажется, блеснули ярче. – Вы меня знаете? Вы видели меня на сцене?

– На сцене, увы, не довелось, но в кино – да! Хотя, на сцене вы, должно быть, очень хороши.

– Удивительно, что вы меня запомнили и узнали. Мое лицо редко попадало в кадр, а в титрах меня упоминали еще реже.

– Однажды увидев ваши огромные глаза, я уже не смог их забыть.

Фред подошел ближе. Теперь он чувствовал аромат легких свежих духов.

– С кем вы пришли на вечеринку? – спросила Делия.

– Один. Мой дядя достал мне приглашение. А вы?

– Я знакома с хозяевами.



Любовь -Leo- Паршина

Отредактировано: 02.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: