"Силириум. Книга 1. Поверженные."

Размер шрифта: - +

Глава 2 "КРАХ СОБЕСЕДНИКА"

Долину накрыло дымкой, беспросветной пеленой. Город, находившийся на левой нижней стороне долины, рядом с рекой полностью закрыло туманом. Из окон домов не было видно света, лишь слабые мерцания. Один из таких домов стоял на пригорке от реки. Два этажа древого строения, стволы дубов, украшенные рисовкой, образовывали стены дома. Второй этаж немного нависал над первым. И с его потолка, как раз над окнами свисали лампы и разные звенящие побрякушки. Это было традиционным вешать злоизгоняющие брякалки вокруг дома. Крыша как и весь дом был из дерева. Кора облепляющая слой дров на стропилах, основательно покрывала соединения и весь состав крыши в целом, не допуская пропусков воды и грязи. Но от огня такие дома защищены плохо. На верхушках крыш были прилеплены глиняные фигурки Богов, благополучия, расцвета и безопасности довольств. Люди верили в Богов, и благоволили себе считать их высшими спасателями  от всех бед.
На входе в дом болталась деревянная дощечка, на которой значилась надпись :"Таверна".
Два человека сидели около небольшой домовой печи, по типу камина, сидели и грели руки создававшимся теплом. Они о чем то тихо переговаривались, смотря постоянно вокруг, подсматривая может ли их кто услышать. Они были одеты в кожу, прикрытую сверху льняными плащами. Под ними виднелся блестящий металл. Головы также прикрытые капюшонами, что не было видно их лиц, и никаких прочих опознавательных признаков, хотя возможно их здесь и знали. Поотдаль от них, напротив окна расположился большой брусовый стол, со стоявшими на нем кружками с алкоголем. За столом сидели четыре крупных мужика, в легкой и открытой одежде. Они уже давно были пьяны, поэтому не соблюдали никаких правил приличия и уважения к хозяину и посетителям трактира.  Вокруг сидело еще около десятка различных мужчин и женщин, отдыхающих и обменивающихся новостями после обычного интересного дня. Здесь каждый день собирались большие группы людей: сплетники, бунтари и пьяницы. Среди них также присутствовали: наемники, торговцы, войны, и другие. Это было любимым делом населения долины. Таверна внутри выглядела довольно просторно, пять колонн по центру комнаты держащей потолок, и крышу в тех местах, где высота была в два этажа. Относительно входа, напротив находилось подобие барной стойки, хотя это было больше похоже на тумбочку сколоченную на глаз. Небольшие невысокие, но крепкие табуреты стояли вдоль него, вытянутого, шириной в локоть, стола, который в свою очередь был сделан из того же бруса, но еще и обит сверху металлическими пластами, прибитыми железными гвоздями. Человек стоявший с другой стороны стойки выглядел не крупным, но держался сильным и здоровым. Ему было уже под шестьдесят лет, и он по маленьку уже должен был начинать сдавать позиции, но он явно этого не желал. Его очень уважали местные и никто никогда не противился его просьбам и приказаниям. По правую сторону от него и по левую от входа располагалась винтовая лестница на второй этаж, где находились жилые помещения,комнаты. В них не было ничего особенного, как и в самой таверне, но являлось обычным делом местного быта и носило в себе множество достатков. Лестница была простой до безобразия, старая и облупившаяся краска на перилах, и стертые побитые ступени. Это все давало образ устоявшегося места. На лестнице часто сидели постояльцы, хоть и мешали проходу наверх, и ни кого это не смущало.
-Реймунд, ты понимаешь что нам конец?
Отзывался мужчина лет пятидесяти, сидящий за барной стойкой.
Реймунд был непреклонен, он верил в свои убеждения и противился мнению этого распутина.
-Борк. Хватит уже, ничего не закончилось. Держи пожалуйста себя в руках, Боги никогда не бросали нас, и не бросят.
Он говорил так уверенно, что сам себе верил.
-Уже..уже бросили. Посмотри вокруг, ты видишь нашего короля? Нет? Даже если ты выйдешь из таверны, дойдешь по прекрасной дороге до замка, то и там ты его не увидишь. А почему? Да потому что умер смертью храбрых, но глупых. Сейчас, я буду говорить, и если буду ошибаться, поправь. Детей не оставил, вдова болеет, чуть ли не половиной тела в земле. Вся долина полнится бунтами, стычками со знатью. Реймунд для нас скоро воцарит хаос, гражданская война уже на пороге, и если хорошие новости не обнаружатся народом, то впереди у нас плохое будущее, у всех нас....
-Ты не прав, Король не был глуп, это народ у нас глуп. Вот и поплатился он за него жизнью. Ну ты вспомни, когда его отец умер и он встал на престол, его приняли? Но он выбил для себя расположение, мы все его полюбили не за просто так. А когда он в прошлый раз спас наш мир от войны? А когда добился лучших условий перед Кроттами, они стали даже чуточку от нас зависить. За много эпох он первый поднял людей на мировой арене. А ты сейчас говоришь умер смертью глупых. И раз уж ты как я понял забыл о многом, то напомню еще кое о чем. Забыл кто в их семье был бесплоден? Жена его бесплодна, а не он. И ты думаешь он не оставил наследников, уж    женщин у него было точно больше нашего.
Вокруг на них посматривало несколько постояльцев, кажется они стали говорить громче нужного.
-Даже если он их оставил, нам это узнать пока невозможно, поживем увидим, но надо все же подумать о сохранении спокойствия среди жителей долины.
На этих словах капитан местной стражи Борк встал со своей нагретой табуретки и пошел в сторону выхода.
Реймунд лишь вслед успел пожелать ему удачи и попрощаться.
Реймунд хозяин и бармен этой таверны был  старым и хорошим другом нынешнего капитана стражи, они дружили еще с тех пор, когда на носу была неминуемая гражданская война. Но в тот раз ее остановил будущий король. И сейчас Реймунд верил в повторение судьбы, прошло уже около 30-35 лет. Такая давняя история нашла свое продолжение.Тогда они были еще молодняком и мало смыслили в политике, да и думать дажке не хотели. А сейчас он стоял и протирал стеклянные стаканы и его это все вполне устраивало.
Сидевшие за столом мужики стали кричать о добавке, пиво лилось по их стаканам, но останавливаться они не желали. Один из них слегка привстал, посмотрел в сторону трактирщика, махнул рукой и что то взболтнул. Через мгновение к ним подлетел маленький пацан с двумя стаканами, через секунду еще с двумя. Они стали вести себя еще более шумно. Реймунду порядком поднадоедал этот шум, на за годы он привык игнорить, пропуская мимо ушей все это, так ему стало лучше жить. Так обычно многие поступают, когда работают с людьми и не только. Просто стараются ничего лишнего не замечать. Реймунд раньше, до того как открыл таверну, и стал уважаемым в обществе людей, был искателем, войном который прошел несколько войн, убивший десятки кроттов и беженцев, перешедших за спины врагов. Они вместе со своим другом прошли через многое чтобы сейчас жить в подобном покое, хотя иногда и становится тоскливо. Жаль но те времена уже не вернуть. Жаль. Он стоял за барной стойкой, протирал алкоголь, бутылки свежесваренного темного эля, и пива. Вытирал кружки и бокалы, ставя их на стойку,вешая на крючки. Прямо за стойкой была дверь, за которой находилась его комната, жил и работал он в одном месте, двигаться к старости он становился все меньше и меньше. Но на носу гражданские побои и мятежи, а может снова война. Ему не хотелось этого, а может и хотелось, может он скучал. Он зашел к себе в комнату, закрыл за собой большую деревянную дверь, и захлопнул щеколду. Реймунд подошел к стене, на ней в ножнах висел мощный двуручный меч, он провел пальцем по егг тонкому лезвию и словно окунулся в прошлое, пальцами он будто чувствовал теплую кровь льющуюся по стали. Он остановил движение пальца на середине меча, там на нем был шрам, кусок вырванного железа, пробитый когда то о тяжелую кирасу кротта. Стало на секунду страшно. Страшные времена эта ваша война, и почему мы так все этого желаем. Глупый народ, что мы, что кротты. Он убрал руку и выпил с кружки, стоявшей на прикроватном столике, там было пиво, иногда оно просто помогает жить дальше. В таверну вошел некто в длинном плаще, оружия при нем видно не было, как и вобще каких то вещей, возможно его кто то ждал на выходе, он сделал шаг в сторону бара, приостановился, огляделся, лица его видно не было, закрытое капюшоном рясы. Он был с длинной густой бородой, и волосатыми руками, где задирался его плащ. Он подошел и присел. Позвал бармена стуком по столу, и стал ждать. Что то шептал себе под нос, никто вобщем то на него внимания не обратил. Он был похож на всех.
Заказав кружку эля он уткнулся лицом в стол и прошептал.
-Они пришли за тобой Рейм, уходи. Ополчение здесь, за дверью.
- Можешь не говорить ничего больше, уходи отсюда.
-Прости меня друг, у меня не было выбора.
Реймунд зашел снова к себе в комнату, он знал что его действия не доведут до добра. Когда власть думает что мы мешаем, нам стоит лишь биться насмерть. Это было хотя бы благородно. Снял меч со стены и вышел. Ворвались около 5-6 солдат. Капитана кажется уже выбрали нового. Все кончено. Он снял ножны и кинул их в сторону, все посетители резко повскакивали, не понимая происходящего. Один даже решил угомонить солдат, за что был прокнут под ребра. Рейм подбежал к столу около пьчнчуг и обрубил руку одним сильным взмахом, кровь снова сочилась по его стали. Липа вся эта ваша затея. Посетители смыкнули солдат в круг, держа в руках подручные вещи, бутылки с разбитым краем и даже мебель. Две волны схлестнулись. Челоаек в капюшоне щелчком пальца погасил свет в комнате, и кинул столпы пламени в толпу в круге. Солдаты на месте не стояли, они пробиаались ближе к магу, убивая всех в таверне. Это было не канону использовать оружие против безоружных, да еще и в таверне. Но правила потеряли всякий смысл, когда люди разуверили даже в себя.
-Твой Борг сейчас лежит на земле в метрах 100 от твоей таверны, и явно не хочет сейчас тебе помочь. 
В круг залетел парень со стулом, замахнувшись на бойца с щитом, он промазал и попал стулом по его сапогам и упал на пол. За что был бессердечно убит ударом в шею. Ему вбили горло в спину ударом ноги.
-Лир зажигай таверну.
-Зажигай я сказал.
Человек в капюшоне кинул сгусток огня в брус на потолке, и оббитые соломой швы. Огонь обьял потолок, все стояли под огненным озером, будто спустились ниже ада. Рейм крикнул:
-В атаку.
Они пытались пробить их ряд, но пробиться к двери было сложно, они теряли соучастников боя. Дверь отворилась, вылезли маг, пьяница, и еще один посетитель. Реймунду показалось что он был наемником. После выбежал Реймунд, захлопнул дверь, и прижался к ней спиной. С другой стороны она уже была обьята пламенем. Он прислонился к старому и крепкому дереву, рассыпающемуся от огня, и понял что стал таким же. Скатываясь он оставлял следы крови, он получил свой сквозной удар в легкое и терял свою жизнь быстрее тех кто остался гореть внутри. Лир подбежал к нему, взял его за плечо, закинул его руку себе за шею, и как можно быстрее стал удаляться от пылающего дома. Вниз уходя к речке он чуть не упал, спотыкаясь о расколотые камни. Дошел до соседней улицы, перешел по мосту и отворил дверцу подвала одноэтажной хибары, и забежал туда, кинув туда своего товарища. Все остальные до сих пор держались их. Щелкнув пальцем, он зажег факел висевший на двери. И присел на пол.
-Он умрет?
-Не говори...
-Жизнь его не стоит больше наших, но мы тут тремся около его почти бездыханного тела...
-Почти бездвханного, да и вобще, вас никто не держи бегите, спасите свои задницы.
-А тебе зачем это, зачем умирать за зря?
-Прочь я сказал.
-Прощай, одайров друг.
Когда они выскочили Лир смог сосредоточиться, собрал все свои силы, и прикоснулся рукой к его ране. Он обладал магией чуть больше чем все остальные, но мог и достигать большего, когда хотел всем сердцем.
Ничего не помогало,и он частично стал усомняться в себе,он должен был ему свою жизнь, но терял связь с его душой. Он мог применить старую магию и отдать ему свою жизнь. Но он всегда боялся умереть, и умер его друг, у него на руках. Умер



Dinbox

Отредактировано: 25.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: