Сильнейшая

Размер шрифта: - +

Глава 1. Связь историй прожитых дней.

 В комнате было полутемно. Тяжёлые шторы цвета пурпурного сердца еле пропускали свет. Поистине королевская роскошь представлялась глазу — на полу лежал красный пушистый ковёр, рядом стоял шкаф, на дверцах которого присутствовал резной декор в виде снежинок, стены были увешены старинными гобеленами, а резной каминный портал из дерева находился напротив бордово-золотого дивана с бахромой и кистями. Изысканная красота и скромность старинного убранства привлекли тогда бы не мало туристов, но, увы, где замок этот находился, не было известно ни одному не дарованному. От большого окна свет падал на огромный стол с вычурной резьбой по дереву, на котором предрасполагалась фотография в антикварной раме. На снимке улыбалась молодая семья: военачальник в форме, женщина в белом платье и белокурая девочка у родителей на руках. В открытое окно залетела очень красивая жёлтая бабочка с тёмными пятнами. «Харакс», так назывался её вид. Она пролетела вдоль кровати и замерла около девочки, мирно играющей на полу. Малютка заметила бабочку и очарованная её красотой, пошла за ней. Бабочка присела на фарфоровую вазу с полихромной росписью, а крошка, не замедляя, попыталась её поймать. Алиса только потянулась за бабочкой, а ваза неожиданно замёрзла, покачнулась и упала, разбившись вдребезги. Бабочка вспорхнула и улетела в окно. Девочка наблюдала за ней с лёгким интересом.

— Ох, Лиса, ты не поранилась?! — завопила её пришедшая мать. Но белокурая малышка лишь рассмеялась в ответ.

***

 Машина мчалась в Москву, а скуку мою скрашивала бутылка шипящего лимонада, музыка в наушниках и проносящиеся за окном пейзажи. Очередной раз, задумавшись, я едва замечала мелькавшие деревья, столбы, увешенные электрическими проводами и автомобили разных марок. Также, можно было увидеть, как за окном сменяли друг друга дома, водоёмы или какие другие постройки, но, как жаль, я не была на этом сосредоточена. И этого все так много, что, кажется, мы уже проезжали по кругу несколько раз.

— Осталось несколько километров, мы скоро приедем... — оповестил нас папа. — Надеюсь, вам понравится наш новый дом! 

 Папа у меня человек весёлый по натуре. Он единственный, кто может найти что-то хорошее в плохом и, пожалуй, неплохо печёт блинчики. Он мужчина очень высокий с тёмными волосами и голубыми глазами.

— Лисичка, дай-ка мне музыку послушать, — вдруг проснулся мой младший брат, — Ты же всё равно увлечена видом из окна.

 Брат у меня тот ещё проныра, что говорить — будущий шпион, обладающий обширными познаниями! Любую информацию ищу я именно у него! Хоть ему и десять лет, в шпионаже ему нет равных! Он весь в отца, такой же высокий и тёмноволосый, правда блинчики пока печь не научился.

— Да, сейчас! Лучше бери пример со своей младшей сестрёнки, спит как ангел и никому не мешает, — сказала я и погрузилась в музыку, не замечая происходящего за границами своего внутреннего мира. Сестре моей три годика, но она уже умеет рассказывать нам стихи и её особенность — смешно вставлять строки для подходящей ситуации. А вот Олимпиада с белокурыми волосами и совсем крошечная.

— Вот и приехали! — пропел мой отец, остановив машину и развернувшись к нам.

— Уже? — вздохнув, я вышла из машины.

— Лиса, поставь их на кухне, — папа подал мне коробки и я пошла в свой новый дом.

— А он не так уж и плох, — подумала я, когда только зашла в коттедж.

 На первом этаже коттеджа располагалась просторная кухня-гостиная в стиле ковбойской лачуги. Папа считал, что этот стиль невероятно крутой, бандитский и никогда не слушал, что он лет сорок уже не в моде. Обычный среднестатистический санузел и холл, который мне больше всего понравился, был выполнен в стиле «Королева Великобритании». На втором — дополнительный санузел, коридор и три обычнык спальные комнаты. С первого этажа на второй можно было подняться по удобной винтовой лестнице, выполненной из тёмного дерева, что я и сделала, вернувшись на кухню.

— Нравится? — услышала я чей-то женский голос, резко повернулась и увидела перед собой трёхглазое, ужасно липкое существо. Коробки упали и их содержимое предательски звякнуло. У меня сработал рефлекс. Я ударила это чудовище кулаком в глаз, от души.

— Мой глаз! — завопил монстр, пятясь назад.

— Ох, мама! Оно ещё и разговаривает! — закричала я и отпрыгнула от пугала. Вот бы поставить его на огород к тётушке Нинели, никаких птиц за сто километров не будет. Но факт обнаружения неизвестного объекта меня всё ещё пугал.

— Ни на минуту вас нельзя оставить. — подбежал к ней мой отец. — Ты как?

 Я была, мягко сказать, ошеломлена. Монстр неожиданно превратился в тёмноволосую женщину в ярко-красном платье.

— Она ударила меня в глаз! — заверещала женщина. А она что хотела, чтобы я незваных «гостей» с пирогом и чаем встречала? 

— Да, ей и магия не нужна для защиты, — хмыкнул отец, — Моя копия.

— Кто-нибудь объяснит мне, что здесь происходит?! — дыхание сбилось, внутри, точно раскалённая лава, кипело раздражение.

— Ох, Лиса, мне давно нужно было рассказать тебе, — подошёл ко мне папа.

— О чём рассказать? О ней? Это твоя будущая жена? Наша мачеха?! Как только та женщина, что родила меня, ушла, ты новую пассию себе нашёл, да? — угомониться я даже не думала, хотя рядом стояли мои брат и сестра.

— Не стыдно ль тебе, чудище заморское? — вставила свои пять копеек маленькая Липа. Но женщина пропустила замечание мимо ушей.

 Щеку пронзила острая боль, и моя голова дернулась в сторону. Отец наотмашь ударил меня ладонью по щеке. Впервые в жизни.



eniledaw

Отредактировано: 07.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться