Силуэт

9

Я в полном замешательстве ещё раз прочитала сообщение. Наверное, это был уже десятый одиннадцатый раз, а буквы все не менялись, продолжая равнодушно складываться в слова, прямо говоря, что Судьба все-таки решила постучать в мои двери.

   Почему - то стало невыносимо жарко, словно температура в аудитории мгновенно поднялась на десяток градусов, так что я, одетая всего лишь в зеленую клетчатую рубашку и голубые джинсы, почувствовала себя на солнцепеке.

   - Что с тобой? - тихо поинтересовалась Варя, удивленно смотря на то, как я достаю из тетради лист и начинаю им махать, чтобы хоть немного охладиться - тебе плохо? Может, выйти попросишься?

   Беспокойство в голосе подруги стремительно нарастало, и в конце фразы она уже едва ли не выпихивала меня из-за парты в проход, чтобы я вышла из аудитории и более - менее пришла в себя. Не скажу, что идея была дикой, но пропускать даже часть объяснений Розанова - это самоубийство. Мужик и так объяснял материал словно на китайском, а если упустить нить его рассказа, то вообще можешь помахать хоть какой - то логике транспарантом с надписью "Помним. Любим. Скорбим". Так что я выйти с пары я согласилась бы только под расстрелом.

   Хотя при этом почему - то мне моя логика не помешала на такой паре читать сообщения от пользователя сайта знакомств, да ещё и зацикливаться на этом. Наверное, со мной действительно что - то не так.

   - Всё нормально - успокоила я Варвару, всё же отвоевывая себе право остаться за партой, а не быть выставленной в проход - да прекрати ты меня пихать! Сказала же, что всё хорошо!

   - Так, на последнем ряду! Что там за переговоры?! Вы что, тему лучше всех знаете?

   Мы с Котовой испуганно замерли, и посмотрела на раздраженного Бориса Евгеньевича как провинившиеся щенки, понимая, что сейчас конкретно облажались. Аня тихо вздохнула и покачала головой, слегка отодвигаясь в сторону, чтобы не попасть под гнев Великого и Ужасного преподавателя.

   Лицемерка!

   Преподаватель только нахмурился и ещё сильнее сжал губы в тонкую полоску, ожидая извинений. Не день, а сплошное недоразумение! Мало того, что трамвай сломался и заблокировал все остальные на середине пути Розанова до университета, что отняло у него целых десять минут занятий, так ещё и студенты решают свои проблемы, прямо на объяснении темы, совершенно не смущаясь того, что они мешают не только себе, но и всем остальным.

   - Простите - всё-таки подала голос я, когда молчание между нами и преподавателем достигло апогея - мы не хотели помешать.

   - В таком случае займите свои места и потрудитесь уделить мне хотя бы толику того внимания, что Вы уделяете Котовой, Орлова - ледяным тоном произнес Розанов и продолжил объяснять.

   Я вздохнула и отпихнула виновато заерзавшую подругу в сторону, чтобы нормально сесть самой. Вот подставила, так подставила! Борис Евгеньевич такого наплевательского отношения к своему предмету мне не простит. Надеяться на то, что он забудет, как я выгляжу, тоже очень глупо. Всё-таки, что ни говори, а у Розанова всегда была очень хорошая память, о которой в универе ходили легенды, особенно на лица, а так как я всегда выделялась благодаря цвету своих волос, так же, как и Варвара, то надеяться на то, что преподаватель забудет рыжую и фиолетовую нахалок, просто нет.

   - Прости - едва слышно произнесла Котова, записывая в тетрадь материал с доски, косым, размашистым подчерком - мне правда показалось, что ты себя плохо чувствуешь.

   - Всё нормально - я опустила руку и легонько сжала подругу за локоть - вот увидишь, он забудет. А так, вдруг бы мне действительно было плохо, а кто бы кроме тебя это ещё заметил?

   Варя, скептически хмыкнувшая на словах касательно памяти Розанова, бросила на меня быстрый взгляд и улыбнулась. Я улыбнулась ей в ответ и в свою очередь записала то, что диктовал Борис Евгеньевич, при этом то и дело смотря на экран телефона. Больше сообщений не было, и я не знала, радоваться ли мне этому, или огорчаться.

   Всё-таки мое общение с противоположным полом можно описать одним словом - "дружба". Ни о каких романтических отношениях не могло быть и речи, так как Преображенский ещё со школы отпугивал всех парней, которые зачастую даже не смотрели в мою сторону, хотя Илья почему - то считал по - другому. Не смотря на все мои крики и наши ссоры, я всё равно оставалась одна, и с завистью смотрела на то, как одноклассницы ходили гулять с парнями в парки, или сидели в уютных кафе, держась за руки и строя планы о будущем, которое без сомнений было прекрасным.

   Варя тоже особо не задумывалась о любви и предпочитала романтике веселые посиделки с большим количеством народа, где обязательно бы царила атмосфера веселья и адреналина. Аня только качала головой и на все расспросы девчонок, гордо отвечала, что не собирается гулять с кем попало, так как хочет встретить такого парня, с которым она могла бы чувствовать себя в безопасности.

   Но сдаваться просто так я не собиралась, поэтому всё равно пару раз пыталась познакомиться с кем- нибудь из парней, но как только контакт начинал налаживался, то откуда ни возьмись появлялся Преображенский, мой несостоявшийся кавалер исчезал за горизонтом, а мне всегда основательно промывали мозги, пытаясь достучаться до совести и образумить, крича при этом на всю округу, что встречаться с кем попало не безопасно, так как мало ли каких проблем это может принести.

  Наверное, я всегда буду помнить тот день, когда Илья, идя с урока по игре на гитаре вместе с Сашей, совершенно случайно застал "неверную" меня, сидящую в парке на лавочке с милым шестнадцатилетнем парнем, подарившим мне красивую розу, которую я застенчиво крутила в руках, смущенно улыбаясь при этом рассказам парня. Вспоминать о реакции парня на подобную "измену", даже не хочется, так как скандал получился жуткий.



Дария Фокс

Отредактировано: 14.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться