Силуэт

27

 - Шекспир? Ты серьезно? Илья, мне кажется, что ты сходишь с ума - Саша обеспокоенно смотрел на то, как его брат, невзирая на то, что у них в данный момент была пара по высшей математике, сидел за партой со сборником сонетов Шекспира в руках.

  - Не отвлекайся - даже не подняв глаза на близнеца, отозвался парень, неторопливо перелистывая страницу - ты не шаришь в математике. За тебя решать контрольный тест я не собираюсь.

  - Ты ненавидишь Шекспира - все ещё допытывался Саша.

  - Ненавижу.

  - Неужели вдруг решил пересмотреть свои взгляды? - не отставал парень, бросив быстрый взгляд на высокого худого преподавателя, который рассказывал обалдевшей аудитории прирожденных гуманитариев особенности диффузных уравнений.

  Зачем будущим журналистам математика здесь понимал далеко не каждый, и Саша бы в числе большинства. Преображенский - старший мог спокойно написать сочинение на двадцать листов, опираясь на сотни источников, как отечественных, так и зарубежных, но не мог решить просто уравнение с несколькими неизвестными. Уже в школе Саша понял, что точные науки - это не его, и если на геометрии и черчении он мог "выехать" благодаря терпению, то в вычислении парень был настоящим неудачником.

  Единственным, кого не трогали на паре высшей математике, был, как ни странно, Илья. Младший из братьев легко решал любые уравнения, схватывая все, что им говорили, с первых слов. Одногруппники постоянно удивленно косились на братьев, не понимая, почему они настолько отличаются по способностям, чем доводили Сашу едва ли не до бешенства.

  Единственное, что успокаивало Александра Преображенского - это понимание, откуда у его брата такие способности к точным наукам. Не зря же Лилия Орлова решила связать свою жизнь с расчетами и формулами. Волей - неволей, Илье пришлось тянуться следом за своим объектом обожания, что дало внеплановый бонус, вроде неподдельного интереса к вычислениям.

   - Мне просто на глаза попался интересный сонет, вот я и решил дать Шекспиру второй шанс - отозвался Илья, не обращая внимания на то, что происходило вокруг.

  - Это тот, который постоянно в вк мелькает, что ли? - поразился Саша - какой позор! Мой брат читает солнце британской литературы из-за статуса в социальной сети! А русскую литературу ты начнешь читать, наткнувшись на неё в кроссвордах, что ли?

  - Не ори - спокойно отозвался Илья, совершенно никак не реагируя на подколку - да, я заинтересовался и решил почитать. Радуйся, что я вообще решил это сделать.

  - Я просто в восторге - отозвался Саша - и как тебе? Нашел что - то стоящее?

  - Да, есть пара интересных идей.

  - Например?

  - А ты сам прочитай, уверен, тебе понравиться.

  - Нет, спасибо. Я зачитывался Шекспиром, когда мне было двенадцать, и повторять это, когда мне двадцать два - как - то несерьезно.

  - Да ладно тебе! А ему сколько было, когда он это писал? - поинтересовался Илья, усмехнувшись - так что не ной. У него действительно есть интересные идеи, правда, понимаешь ты это, когда уже столкнулся с тем, что описывает тот или иной стих. Это немного...странно.

  - Ты читаешь только Шекспира? - осторожно поинтересовался Саша, внезапно вспомнив, что Семеныч как раз вчера жаловался на то, что никак не может найти несколько книг, которые пропали из его личной библиотеки, торжественно занимающей самое почетное место в шкафу - на дне.

  Теперь же, смотря на то, как младший брат увлеченно вчитывается в строки очередного сонета, Саша готов был поклясться, что понял, куда подевались книги дяди.

  - Нет - отозвался Илья, переворачивая очередную страницу - я добрался до Шекспира после пяти или шести авторов.

  - То есть, ты решил увлечься чтением? - все ещё не мог поверить в услышанное Саша.

  В последний раз Илья брал в руки книгу перед ЕГЭ по литературе, и то потому, что учительница постоянно подлавливала его на путанице в именах героев бессмертной "Война и мира", чем портила настроение и самому парню, и Саше, которому до самого вечера приходилось видеть раздраженное лицо близнеца.

  - Это помогает отвлекаться - признался Илья, после короткого молчания - найти...что - то стабильное. Что - то, за что можно зацепиться.

  А вот это было уже совсем паршиво. И старший Преображенский прекрасно понимал скрытый смысл этих слов.

  - Твою ж - прошипел Саша, в расстроенных чувствах запуская руку в волосы - и давно ты так...отвлекаешься?

  Может, ещё не все так плохо?

  - Не помню - пожал плечами Преображенский, не отрываясь от чтения коротких стихов - просто подумал, что то, что есть уже несколько десятилетий, можно считать чем - то нерушимым, верно?

  Нет, он ошибся. Все не просто плохо, а действительно паршиво.

  - Почему бы тебе не обратиться со своей проблемой к специалисту? - понизил голос Саша - Илья, это уже переходит все границы! Я понимаю, раньше тебе помогала держаться Лиля, но теперь, когда ты один, займись уже этой проблемой! Хочешь, я сам найду хорошего врача?

  - Не надо - поморщился Илья, поднимая глаза от книги - так будет только хуже.

  - Хуже будет, если все оставить как есть! Ну как ты не поймешь, что это - неправильно? Тебе нужно было рассказать все родителям ещё тогда!

  Преподаватель удивленно посмотрел в сторону братьев, так же, как и несколько ребят, но промолчал, заметив, что дисциплину нарушает один из тех, кто хоть что - то понимает. В конце концов, мужчина был рад уже тому, что здесь хоть пара - тройка человек не только могла отличить одну переменную от другой, и понимала, что с ней делать. Валить одного из "одаренных" студентов не хотелось, поэтому преподаватель вернулся к объяснениям, снова вгоняя всех присутствующих в сон.



Дария Фокс

Отредактировано: 14.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться