Силуэт

30

Анна Боголюбова с самого детства знала, что все в жизни зависит только от собственных усилий. Её мать, улыбаясь, гладила ребенка по светловолосой голове перед сном, говоря, что ее ждет прекрасное будущее. Аня серьезно кивала, но словам матери не верила. Какое может быть прекрасное будущее, когда они едва сводили концы с концами?

  Маленькая девочка быстро поняла, почему мама не могла купить ей ту красивую куклу, которую Аня случайно увидела на витрине магазина игрушек вместо старого, потрепанного медведя или новое голубе платье с красивым цветком на груди, вместо комбинезона, который матери приходилось постоянно зашивать. В детском саду дети косо посматривали на девочку, у которой в руках всегда был один и тот же потрепанный медведь, но дружить не спешили, поэтому Аня, проплакав целый день в подушку, решила, что если хочешь чего - то добиться, привыкай рассчитывай только на себя.

  В школе девочке было гораздо легче, хоть на неё продолжали косо смотреть, но обижать - не обижали, да и сама Аня, обладая спокойным характером, никогда не стремилась привлекать к себе лишнего внимания. Правда, в пятом классе девочке пришлось сменить школу из-за того, что матери предложили должность фармацевта в другом конце города, а ребенок был ещё слишком мал, чтобы путешествовать из одного конца города в другой, но Аня никогда об этом не жалела. Именно в новой школе она, наконец - то, нашла первых друзей. Шумная, веселая, искренняя Варя и серьезная, даже немного замкнутая Лиля быстро стали кем - то большим, чем простые одноклассницы и Аня наконец - то почувствовала себя на своем месте. Боголюбова твердо знала, что дружба не дается просто так, и если ты сам не будешь поддерживать ее, идя порой на значимые уступки, то навсегда останешься в одиночестве.

  Поэтому Аня шла. Поддавалась на уговоры Вари, которая и дня не могла прожить без очередного приключения, поддерживала постоянно взвинченную от совершенно не нужного ей внимания Лилю. Улыбалась, смотря на то, как младший из близнецов Преображенских, совершенно не обращая внимания на уговоры более разумного брата, ходил кругами вокруг ее рыжеволосой подруги, признаваясь в любви и клянясь в верности до гроба.

  Улыбалась и молчала.

  Это стало ее девизом. Чтобы не случилось, она должна была оставаться спокойной, рассудительной и великодушной, прощая все и всем, повторяя про себя старый, как сам мир принцип "хочешь жить - умей вертеться". А Аня очень хотела жить, как все нормальные люди, а не существовать, с боем вырывая себе каждый новый день, поэтому девочка, а после - девушка, продолжала улыбаться.

  И молчать.

  Молчать даже тогда, когда в четырнадцать поняла, что уже давно не может прямо смотреть в голубые глаза напротив. Молчала, когда стало ясно, что больше не может свободно разговаривать с парнем, предпочитая отмалчиваться в веселых беседах Ильи и Вари, стараясь думать о чем угодно, даже о противной учительнице по физике, но только не о том, какой все-таки удивительный человек стоит перед ней.

  Преображенский знал. Как бы Ане не было стыдно от одной мысли об этом, но она была уверенна в том, что Илья все прекрасно понимал, поэтому голубые глаза всегда становились серьезными и даже настороженными, когда смотрели на неё. Только сама Боголюбова прекрасно знала, что никогда не сделает первого шага, и постепенно Илья расслабился, поняв, что девушка не полезет к нему с признаниями. Он продолжал общаться с ней как с другом, улыбаясь и шутя, за что Аня была ему бесконечно благодарна. Так уж случилось, что девушка твердо поняла одно: Илья принадлежит Лиле и, как бы сама подруга не отталкивала его, Боголюбова прекрасно видела, насколько сильно ударяют по моральной защите Орловой слухи о новых романах Преображенского.

  И по ночам, тихо ненавидя саму себя, мечтала хоть раз побывать на месте тех девушек.

  Из-за этого становилось тошно и гадко, но Аня молчала, продолжая улыбаться и успокаивать медленно доходящую до края Лилю, осаждая Варю, которая своим энтузиазмом и верой в несокрушимость пары "Илья- Лилия" только подливала масла в огонь. Молчала, молясь про себя, чтобы это чувство, в конце концов, прошло, оправдывая себя тем, что братья Преображенские действительно легко могли стать кандидатами на роль первой любви многих девушек. И они были совершенно не обязаны нести за это ответственность.

  Правда, однажды Аня совершенно случайно узнала о том, что даже у таких людей как Илья и Саша жизнь легко может превратиться в ад всего в одно мгновение.

  И это мгновение звали Инна.

  Аня даже сейчас, спустя столько дет, прекрасно помнила день, когда она в спешке забежала в школу, чтобы забрать свою книгу по историю, забытую после последнего урока на краю парты, и как едва не врезалась в братьев, которые стояли у окна в коридоре, успев в последний момент остановиться за поворотом. Чувствуя себя если не дурой, то уж героиней какого - то романа точно, Боголюбова, стараясь отдышаться, прислонилась спиной к стене, невольно слушая разговор на повышенных тонах, от всей души надеясь на то, что ее не заметят. Этого позора она бы просто не перенесла.

  - Просто скажи ей уже! - раздраженно говорил Саша - сил нет смотреть на то, как она едва не на колени перед тобой падает.

  - Вот сам и скажи - огрызнулся Илья - я говорил, слышишь? Кричал, уговаривал, даже на стене надпись оставил, чего ты ещё от меня хочешь? Могу себе татуировку на лбу набить, вот только не думаю, что ее это остановит.

  - Зачем ты вообще с ней связался?

  - Слушай, мне тоже не особо нравиться эта ситуация, но я пытаюсь, правда, пытаюсь ее изменить. Так может ты, вместо того, чтобы давить на меня, наоборот, поможешь?

  - И как же я должен это сделать?



Дария Фокс

Отредактировано: 14.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться