Силуэт

38

Этот день действительно был на удивление паршивым. Если сравнивать его с другими днями этого года по десяти бальной шкале, он уверенно тянул на отметку "8".

  В этом Варя была уверенна.

  Пачка сигарет, которая спокойно лежала в рюкзаке практически два месяца, почему - то на удивление быстро опустела. Порывшись среди тетрадок, листов с конспектами и многочисленными ручками, Варя со вдохом признала, что из пачки ничего не выпало и сигарет больше действительно нет.

  - Вот что за фигня? - возмущалась девушка, расстроенно запуская руку в волосы.

  Курить хотелось всё сильнее, впрочем, побиться головой о ближайшую стену тоже становилось довольно заманчивой идеей. Устало выдохнув, Варя поправила на плече лямку рюкзака и неторопливо пошла по длинной улице, старательно обходя редких прохожих и время от времени смотря в темное небо. Ужасно не хватало музыки в наушниках, но телефон благополучно разрядился десять минут назад, заставив раздраженно скрипеть зубами и слушать шум ночного города, а не очередную лирическую дурь под стать настроению.

  - Да что ж за жизнь такая? - пробормотала Варя - когда есть - нафиг не нужно, а стоит этому "чему - то" закончиться - так без него жить нельзя? Глупые законы мироздания!

  Глупые законы, глупые люди, глупые дома и вообще всё глупое.

  Особенно её друзья!

  Ну ладно Лиля, от Преображенского и не такого можно было ждать, как бы глупо и страшно это ни звучало, но Аня - то куда полезла?

  По мнению Вари от семьи Осиповых нужно было держать подальше. Не только потому, что Аня и Кирилл были выходцами из разных классов, на что не так - то просто закрыть глаза, как бы фильмы и книги не старались доказать обратное, а из-за того, что мажору сама Боголюбова была совершенно не нужна. В этом Варя была уверенна на все сто, впрочем, так же, как и все, кто хоть раз видел Кирилла Осипова.

  Тем более, если вспомнить, о его предпочтениях в личной жизни, то желание пойти и хорошенько ударить красивое лицо о ближайшую стену за очередной фарс, становилось просто невыносимым.

  Как Аня вообще могла пойти на что - то подобное?

  Неужели всё настолько плохо, что другого выхода просто не было?

  - Твою мать - выдохнула Варя, с силой пиная камень, который отлетев, ударился о стену старого дома - ну что за драма?

  А ведь Лиля и Аня - обе молчали до последнего! И это злило куда сильнее пустой пачки и разряженного телефона.

  Может, нужно было сразу вытряхивать всю правду, наплевав на такие бесполезные слова, как "личное пространство" и "частная жизнь"? Прав бы дед, когда говорил, что человек теперь словно хрустальная ваза - тронешь, тут же разобьется на кусочки, и поэтому эту "вазу" нужно беречь и защищать от тягот внешнего мира. Правда, после этого Алексей Олегович - человек - "ваза", который прошел всю войну и лично видел советское знамя на крыше Рейстага, глумливо скалился и плевался, удрученно качая головой.

  И Варя была с ним согласна.

  Человеку нельзя чувствовать себя особенным, иначе он начнет требовать особого отношения от остальных. А если все будут особенными, то кто будет простым? На ком всё будет держаться? Ведь особенным никто кроме самих себя не нужен. Мир просто развалиться.

  - Вот почему всё так? - пробормотала Варя, задирая голову и смотря в холодное ночное небо - неужели нельзя сделать всё проще?

  Домой идти не хотелось, а для прогулки было слишком холодно и одиноко. Вздохнув, Котова ещё раз провела телефон и, убедившись, что аккумулятор действительно окончательно и без поворотно разрядился, поморщилась. Что делать не было ни малейшего представления.

  - Так, по закону всех мелодрам, сейчас обязательно появиться либо мой знакомый, либо моя судьба - потерла руки Варя, в тщетной попытке хоть немного согреться и бегло осматривая улицу - всё по канону: одинокая, симпатичная девушка в трудной ситуации не знает, что ей делать и к кому обратиться. Так, где же тот красивый, богатый, образованный и, главное, щедрый молодой человек, который почувствовав стрелу Купидона в заднице угостит несчастную кофе и сделает предложение руки и сердца?

  Но улица была пустынной и тихой.

  - Издеваетесь? - громко возмутилась Варя, поднимая голову к небу - эй, вы там! Не халтурьте! Где мой суженный? Почему на улице никого кроме меня нет? Я что, сама себе суженная, что ли? Ну спасибо!

  Вот так всегда, горестно думала Котова, считая мелочь в карманах и прикидывая, хватит ли ей на чашечку кофе и пирожное в небольшом кафе или придется ограничиться только кофе? Но, видимо там, в небесной канцелярии над Варей всё-таки сжалились, потому как мелочи было вполне достаточно не только на кофе и пирожное, но и на пачку сигарет.

  - Ну вот, другое дело! - радостно сказала девушка, пересчитывая деньги - можете же, когда хотите! Ну что, милая дама, а не угостить ли мне Вас кофе? Только не отказывайтесь, всё за мой счет! - Котова радостно зазвенела мелочью в кармане и бодро зашагала в сторону трамвайных путей - вот так всегда, хочешь чего - то - действуй сам. Даже если речь идет о простом визите в кафе романтичным вечером и прогулке под луной.

  Засмеявшись, Варя силой воли затолкала поднявшуюся голову горечи подальше, понимая, что думать об одном несносном, вредном, самовлюбленном, но таком нужном и недоступном человеке сейчас совсем не время. В конце концов, что измениться от того, что она начнет страдать? Небо не станет зеленым, как бы сильно ты не представлял себе обратное. Это закон. А Котова, не смотря на все свои поступки, старалась быть законопослушым гражданином.



Дария Фокс

Отредактировано: 14.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться